Letter 570

Date 9/21 June 1877
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Glebovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1474)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 535–536 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 281–282
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 122
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 141
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 119–120 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Глебово
9 июня

Вчера получил твоё письмо, милый Модя. Сначала твои критики на выбор «Онегина» меня разозлили, но это продолжалось одно мгновение. Пусть моя опера будет несценична, пусть в ней мало действия, — но я влюблён в образ Татьяны, я очарован стихами Пушкина и пишу на них музыку потому, потому что меня к этому тянет. Я совершенна погрузился в сочинение оперы. Правда и то, что нельзя себе представить обстановки более благоприятной для сочинения как та, которою я пользуюсь здесь. В моем распоряжении целый отдельный, превосходно меблированный дом; никто, ни одна душа человеческая, кроме Алёши, не появляется ко мне, когда я занят, а главное, у меня фортепьяно, звуки которого, когда я играю, не доходят опять-таки ни до кого, кроме Алёши. Я встаю в 8 часов, купаюсь, пью чай (один) и потом занимаюсь до завтрака. После завтрака гуляю и опять занимаюсь до обеда. После обеда совершаю огромную прогулку и вечер просиживаю в большом доме. Общество здесь состоит из обоих хозяев, двух старых дев Языковых и меня. Гостей почти не бывает, — словом, здесь очень покойна и тихо. Местность в полном смысле восхитительная. Но что ужасно — это пагода: холод такой, что по утрам ежедневные морозы. До сих пор не была ни одного тёплого летнего дня.

В силу всего вышеизложенного работа моя быстро подвигается вперёд, и если б мне не трогаться отсюда до августа, то я бы, наверное, успел написать всю оперу начерно, а осенью занялся бы оркестровкой. Но в начале июля я отсюда, вероятно, тронусь. Не думаю однако же, что попаду в Гранкино. Нужно несколько дней провести в Москве с Котиком, потом поехать к Саше, где я надеюсь тебя увидеть, а потом хоть немножко за границу съездить. Меня опять тянет туда неудержимо. Прощай, милый Модя. Пожалуйста, возгорись симпатией к моей рождающейся опере. Всю вторую картину 1-го акта (Татьяна с Няней) я уже написал и очень доволен тем, что вышло. Большая часть первой картины тоже уже написана. Нежно целую Колю. Собственникам Гранкина кланяюсь и С[офье] А[лександровне] тоже.

Твой, П. Чайковский