Letter 670

Tchaikovsky Research
Jump to: navigation, search
Date 2/14 December–3/15 December 1877
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Venice
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1118)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 321–322
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 274 (abridged)

Text

Russian text
(original)
Венеция, 14/2 дек[абр].

Сегодня я послал тебе письмо, написанное в 7 часов вечера. Теперь 12 часов ночи, Алеша давно спит, а я, про читавши две газеты, выпивши бутылочку киршвассеру и вследствие этого ставши значительно покойнее, получил неудержимую охоту еще раз написать тебе, но перо куда-то девалось, Алешу будить не хочется, и поэтому пишу карандашом, который попался под руку.

Я очень недоволен отелем. Когда я вошел в комнаты, то они оказались приготовленными только в том смысле, что печки были страшно натоплены. Мебели ужасно мало, очень тесно и стол для писания маленький и шатающийся. Помнишь ли, что было сговорено, что Алеша будет обедать с Direttore и что при этом им будет даваться вино. Сегодня этого не сделали, и когда я спросил почему, то сказали, что надо платить особенно. Положим, Алеша .вина не любит, но все-таки скверно. В 6 часов, когда стало совсем темно, я потребовал согласно уговору лампу (помнишь, она была в счету). Девка возвратилась, сказав, что надо платить особо. Я сделал страшную сцену, кричал, позвал Direttore и, будучи очень нервен, чуть не приколотил его. Результатом вышло то, что завтра лампа будет. У знав, что за table d'hot'ом обедают всего четыре человека, т. е. прусский барон с женой и какой-то австриец с женой, я ужаснулся. Я спросил, нельзя ли мне обедать за особым столом? оказалось, что можно. Поощренный этим я спросил, нельзя ли мне обедать с Алешей? И на это согласились, но с тем, чтобы мы обедали и завтракали не в большой столовой, а рядом. Сегодня в 9-ом часу вместо обеда, от которого мы отказались, нам дали ужинать в этой боковой зале. Я очень рад, что избавлен от прусского барона. Ужин был очень порядочный. После ужина мы ходили гулять. Пили кофе на нашем месте, ходили гулять по нашей улице по направлению Grand Hôtel. Это было для меня и больно и сладко. Толичка! Как мне высказать тебе, до чего я тебя люблю! Но здесь я едва ли буду в состоянии долго остаться! Слишком больно! Получил письмо от M[ada]me Mayor, необыкновенно милое. Она с грустью сообщает, что кроме больных немок нет никого. Думаю, что не выдержу здесь месяца и поеду туда, хотя и там будет больно и сладко! Надеюсь, что сегодня хорошо буду спать вследствие выпивки. Завтра утром попробую заняться симфонией и надеюсь, что будет лучше...

Целую тебя нежно; обнимаю тебя со всею силой, на какую способен. Жду депеши от тебя. В эту минуту ты уже спишь в Каменке.

Твой П. Чайковский