Six Romances, Op. 28

Tchaikovsky Research
Jump to: navigation, search

Tchaikovsky's Six Romances (Шесть романсов), Op. 28 (TH 99 ; ČW 238-243), were completed in April 1875 in Moscow.

Instrumentation

Scored for high voice (Nos. 1, 2, 3, 4, 6) or medium voice (No. 5), with piano accompaniment

Movements and Duration

  1. No, I Shall Never Tell (Нет, никогда не назову)
    Moderato quasi Andantino (E-flat major, 57 bars).
  2. The Corals (Корольки)
    Moderato assai (F-sharp minor, 114 bars).
  3. Why? (Зачем?)
    Moderato assai (D minor, 64 bars).
  4. He Loved Me So Much (Он так меня любил)
    Moderato (D minor, 55 bars).
  5. No Response, or Word, or Greeting (Ни отзыва, ни слова, ни привета)
    Andante sostenuto (C minor, 58 bars).
  6. The Terrible Moment (Страшная минута)
    Andante non troppo (F-sharp minor, 50 bars).

Texts

1. Nikolay Grekov (1807–1866), from his poem Song (Песня) (1860) — a translation from the French of Chanson de Fortunio, from the comedy Le Chandelier (1835) by Alfred de Musset (1810–1857):

Нет, никогда вам не узнать,
  Кого люблю я.
За всю вселенную её
  Не назову я.

Давайте петь! и будет вам
  Мой вторить голос,
Что белокурая она,
  Как зрелый колос;

Что воли ни за что её
  Я не нарушу,
И, коль захочет, ей отдам
  Всю жизнь и душу.

Я муки пламенной любви
  От ней скрываю:
Они несносны, и от них
  Я умираю.
Но кто она... Но кто она...

Нет, я люблю её, люблю с такою силой,
Что пусть умру, что пусть умру, но не скажу
  Я имя милой.
Пусть умру, пусть умру, но не скажу
  Я имя милой.

2.Lev Mey (1822–1862), from his poem The Corals. A Song (Корольки. Песня) (1861) — a translation of the Polish ballad Korale: Dumka kozacka [1] (by 1854) by Władysław Syrokomla (1823–1862):

Как пошёл я с казаками,
  Ганна говорила:
«За тебя я со слезами
  Бога умолила:
Ты вернёшься с первой битвы
  Весёл и здороз —
Привези ж мне за молитвы
  Нитку корольков!»

Бог послал нам атамана:
  Сразу мы разбили
В пух и прах все войско хана,
  Город полони ли,
Сбили крепкие ворота —
  Пир для казаков!
У меня одна забота:
  Нитка корольков!

Вдруг сама в глаза блеснула —
  Знать, знать помог всевышний —
И сама мне в горсть юркнула
  Алой, крупной вишней.
Я добычу крепко стиснул,
  Да и был таков:
Прямо к Ганне степью свистнул
  С ниткой корольков.

И не спрашивал я брода,
  Гати или моста...
Звон у нашего прихода;
  Люд валит с погоста —
И кричит мне вся громада
  Сотней голосов:
«Ганна там — и ей не надо
  Нитки корольков!»

Сердце сжалось, замирая,
  В груди раздробленной,
И упал с коня, рыдая,
Я пред иконой! о пащаде
  Я молил без слов
И повесил на окладе
  Нитку корольков.

3. Lev Mey, after his poem of the same name (1861):

Зачем же ты приснилася,
Красавица далёкая,
И вспыхнула, что в полыме,
Подушка одинокая?
Ох, сгинь ты, сгинь ты, полуночница!

Глаза твои ленивые,
И пепел кос рассыпчатый,
И губы горделивые, —
Всё наяву мне снилося,
И всё, что грёза вешняя,
Умчалося, — и на сердце
Легла потьма кромешная!

Зачем же ты приснилася,
Красавица далёкая,
Коль стынет вместе с грёзою
Полушка одинокая?
Зачем же, зачем же ты приснилася!

4. Aleksey Apukhtin (1841–1893) [2] — a translation (by 1875) from the French of the romance Il m'aimait tant! (by 1842) by "Mme Emile de Girardin" (= Delphine de Giradin, 1804–1855):

Нет, не любила я! но странная забота
Теснила грудь мою, когда он приходил;
То вся краснела я, боялася чего то, —
Он так меня любил, он так меня любил!

Чтоб нравиться ему тогда, цветы и те наряды
Я берегла, что он по сердцу находил;
С ним говорила я, его ловила взгляды, —
Он так меня любил, он так меня любил!

Но раз он мне сказал: «В ту рощу,
В час заката придёшь ли?» — «Да, приду!»
Но не хватило сил. Я в рощу не пошла,
Он ждал меня напрасно!

Тогда уехал он, сердясь на неудачу;
Несчастный, как меня проклясть он должен был!
Я не увижусь с ним, мне тяжело, я плачу...
Он так меня любил! Он так меня любил!
Он так меня любил! Он так меня любил!

5. Aleksey Apukhtin [3], from an untitled poem (1867):

Ни отзыва, ни слова, ни привета,
Пустынею меж нами мир лежит,
И мысль моя с вопросом без ответа
Испуганно над сердцем тяготит!

Ужель среди часов тоски и гнева
Прошедшее исчезнет без следа,
Как лёгкий звук забытого напева,
Как в мрак ночной упавшая звезда?

Как лёгкий звук забытого напева,
Как в мрак ночной упавшая звезда?

6. "N.N." [= Tchaikovsky]:

Ты внимаешь, вниз склонив головку,
очи опустив и тихо вздыхая!
Ты не знаешь, как мгновенья эти
Страшны для меня и полны значенья,
Как меня смущает это молчанье.
Я приговор твой жду, я жду решенья —
Иль нож ты мне в сердце вонзишь,
Иль рай мне откроешь.
Ах, не терзай меня, скажи лишь слово!

От чего же робкое признанье
В сердце так тебе запало глубоко?
Ты вздыхаешь, ты дрожишь и плачешь —
Иль слова любви в устах твоих немеют,
Или ты меня жалеешь, не любишь?
Я приговор твой жду, я жду решенья —
Иль нож ты мне в сердце вонзишь,
Иль рай мне откроешь!
Ах, внемнли же мольбе моей,
Отвечай, отвечай скорей!
Я приговор твой жду, я жду решенья.

Composition

The set was probably begun in April 1875 after the Six Romances and Songs, Op. 27. According to the date on the manuscript the romances were completed on 11/23 April 1875.

Publication

The Six Romances were published for the first time by Pyotr Jurgenson in May 1875 [4], and they were included in volume 44 of Tchaikovsky's Complete Collected Works (1940), edited by Ivan Shishov and Nikolay Shemanin.

Arrangements

Tchaikovsky later singled out The Fearful Minute (No. 6) as one of his most popular romances [5], and he approved two arrangements of it by others. It was orchestrated by Sergey Taneyev in 1891, and this arrangement was published by Pyotr Jurgenson in 1892. The same romance was also arranged by Sergey Morozov for voice with cello and piano accompaniment; this arrangement was highly regarded by Tchaikovsky [6], and it was also published by Jurgenson, in 1882 [7].

Autographs

Tchaikovsky's manuscript scores of all six romances are now preserved in the Glinka National Museum Consortium of Musical Culture in Moscow (ф. 88, No. 137) [view].

Recordings

See: Six Romances, Op. 28: Recordings

Dedication

Tchaikovsky dedicated each romance to a different operatic singer:

  1. Anton Nikolayev (1836–1904), tenor.
  2. Aleksandr Dodonov (1837–1914), tenor and singing teacher, who premièred the role of Andrey in The Oprichnik in Moscow.
  3. Mariya Ilyina, mezzo-soprano, who premièred the role of Morozova in The Oprichnik in Kiev.
  4. Yekaterina Massini, soprano, who performed the role of Natalya in The Oprichnik in Saint Petersburg.
  5. Bogomir Korsov (1845–1920), baritone, who performed the role of Vyazminsky in The Oprichnik in Odessa.
  6. Yevlaliya Kadmina (1853–1881), who premièred the role of Morozova in The Oprichnik in Moscow.

External Links

Notes and References

  1. See Richard D. Sylvester, Tchaikovsky's complete songs. A companion with texts and translations (2002), p. 96, 99.
  2. Apukhtin's translation of a French poem by de Girardin was established first in П. И. Чайковский. Романсы, том 2 (1978) and А. Н. Апухтин. Полное собрание стихотворений (1991), p. 421.
  3. In many editions the words are mistakenly attributed to Aleksey Tolstoy.
  4. Passed by the censor on 3/15 May 1875.
  5. See Letter 1849 to Pyotr Jurgenson, 1/13 September 1881.
  6. See Letter 2032 to Pyotr Jurgenson and letter 2030 to Sergey Morozov, both, 27 May/8 June 1882.
  7. Passed by the censor on 27 November/9 December 1882.