Letter 1106

Date 12/24 February–13/25 February 1879
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Paris
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, Nos. 516–517)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 266 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 2 (1935), p. 52–53
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 105–107

Text

Russian text
(original)
24/12 ф[евраля]
Париж.
Понед[ельник]

Давно я так не наслаждался музыкой, как вчера в Châtelet. Что за беспримерно чудные вещи есть в этом «Фаусте»! Знаете ли, друг мой, что вообще я далеко не безусловный поклонник Берлиоза. У него в его музыкальном организме была какая-то неполнота, ему чего-то недоставало в умении чутко выбирать гармонии и модуляции. Есть в нем, одним словом, какой-то элемент угодливости, с которым я никак не могу помириться. Но это не мешало ему иметь душу самого высокого и тонкого художника, и иногда он достигал недосягаемой высоты. Некоторые места «Фауста», и особенно эта поразительно чудная сцена на берегу Эльбы, принадлежат к перлам его творчества. Я с трудом сдерживал вчера во время этой сцены подступавшие к горлу рыдания. Что за прелесть этот речитатив Мефистофеля перед усыплением Фауста и следующий за ним хор духов и танец сильфов! Чувствуешь, слушая эту музыку, как охвачен был писавший её поэтическим вдохновением, как он глубоко был потрясён своей задачей. Есть много других чудесных подробностей, но знаменитый: le mеnuet des feux follets я не особенно люблю. Конец немножко скучен, и в апофеозе нет ничего особенного. Исполнение было, по-моему, если не превосходное, то во всяком случае хорошее и не портившее впечатления. Видно, что все исполнители полюбили эту вещь и приложили к своим обязанностям много любви. В иных местах оркестр звучал превосходно. Это почти 4-х часовое слушание чудесной, но требующей большого напряжения музыки — меня ужасно утомило.

Мне весьма приятно было прочесть, что Вам нескучно и что Вы хорошо себя чувствуете в Париже. То, что Вы говорите о прелести Парижа, совершенно верно; это, без сомнения, самый чудный город из всех существующих, и в нем всегда ощущаешь какое-то неопределённое сознание изящного комфорта, полноты удовлетворения всех потребностей цивилизованного общества. Тем не менее, я не могу не заметить, что для моих теперешних душевных склонностей деревня или вообще жизнь в тихих и уединённых уголках более подходит, чем все бесчисленные преимущества Парижа перед другими городами. Я с, большим удовольствием брожу по Парижу, любуюсь им и этой блестящей жизнью, — но в тайне души вздыхаю о деревенской тишине, о Viale dei Colli, о Clarens и т. д. Кстати, Надежда Филаретовна! Если случится Вам быть опять за границей зимой, как хорошо бы было, если б Вы пожили несколько времени в той местности, а я бы в это время поселился у своей милой кларенской хозяйки? Hôtel Byron, в котором Вы живали, мне очень нравится тем, что он отдалён от массы отелей и пансионов.

Сегодня я увидел на афише «Le gendre de M[onsieu]r Poirier» в Comédie Française и соблазнился, — взял себе билет. Это очень умная и милая комедия. Три года тому назад я видел её здесь с братом Модестом и вынес от чудной игры актёров этого театра удивительно приятное впечатление. Вы спрашиваете, друг мой, видел ли я Pasса? Видел много раз и здесь, и в Петербурге, и даже в Москве, куда она раз, постом, приезжала. Это действительно превосходная актриса.

Читали ли Вы в «Вестнике Европы» «Специалист»? Если нет, то, пожалуйста, прочтите. Это - картина, верно схваченная и имеющая для меня по известным Вам причинам огромный интерес .


25/13 ф[евраля] 1879

Вчера я был в Comédie Française и видел три пьесы: l) «Lе mariage forcé» Мольера, 2) «Le petit Hôtel», новая, очень миленькая пьеска, и 3) одну из капитальнейших пьес французского репертуара, «Le gendre de M[onsieur] Poirier». Как мне досадно, что я не написал Вам, друг мой, что нужно было бы Вам посмотреть на эту превосходную пьесу в столь чудном исполнении, каково оно в Comédie Française! Наслаждение было полнейшее. Особенно поразительно хорошо играет в этой пьесе Got, исполняющий роль Poirier. Это не игра, а просто une incarnation. Этого же актёра я видел на рождестве в другой роли («Les Fourchambaults»), где он является до такой степени другим человеком, что я даже подумал: уж не два ли Got в труппе? Вот истинное торжество актёрского искусства — вложить в зрителя подозрение в тождестве одной и той же личности! Я позволю себе посоветовать Вам посетить этот театр, когда будут давать на днях «Le fils Naturel» Дюма. Пьеса недурная и тоже превосходно исполняемая.

Я очень доволен сегодняшними работами Пахульского. Про него можно сказать, что это молодой человек с толком. С такими юношами приятно иметь дело. Приятно видеть, что он с каждым разом идёт вперёд. Если он слегка исправит и почистит свою сонату, то тогда ему можно будет наслаждаться сознанием того, что у него уже есть одна вполне удовлетворительно оформленная вещь. Сознание это придаст ему много веры в себя и рвения. Впрочем, рвения у него и без того не мало.

Сейчас проигрывал «Etienne Marcel». Про эту оперу можно сказать, что это совершенно ничтожное, даже бездарное произведение. Плоско, сухо, скучно, бесстильно, бесхарактерно. Мне кажется, что он хотел посредством преднамеренной простоты подслужиться публике, но не все то хорошо, что просто. Что может быть проще «Дон-Жуана», «Жизни за царя»! Но дело в том, что эти оперы не только просты, но и удивительно хороши, ибо в них положено много вдохновения и гениального творчества! Ни того, ни другого у Сен-Санса нет. У него есть ловкость, знание, вкус. Этих трёх качеств достаточно для тех маленьких симфонических картин, из которых некоторые очень удались ему. Но на оперу — у него не хватило материалу! Особенно поразительна мелодическая бедность.

Однако я заболтался, и письмо выходит длинное. Ответа я не жду и не прошу. Но если в конце этой недели Вы мне напишете письмецо, милый и добрый друг, то попрошу Вас вкратце ответить только на следующие вопросы: 1) как было на этой неделе Ваше здоровье? 2) понравился ли Вам «Фауст»?

Юргенсон сообщает мне, что Рубинштейн не хочет в нынешнем году давать концерта ни в Москве, ни в Петербурге. В будущем же году он в ноябре поедет с концертной tournée по Европе. Он ангажирован известным антрепренёром Ульманом на один месяц за 15000 фр[анков]. В сезоне 1880/81 г[оду] тот же Ульман предложил ему путешествие в Америку за 50 тысяч фр[анков]. И то и другое предложение он принял. Так как, по словам Юрг[енсона], это секрет, то прошу Вас, милый друг, никому не сообщать этого известия. Ещё раз повторяю, что не жду ответа.

За книги и газеты очень, очень благодарен.

Будьте здоровы, дорогая моя.

Ваш П. Чайковский