Letter 1135

Date 12/24 March 1879
Addressed to Lev Davydov
Where written Saint Petersburg
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 19, л. 19–20)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 550–551
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 152–153

Text

Russian text
(original)
Петербург
12 м[арта] 1879

Милый мой Лева!

Вчера получил твоё письмо, доставившее мне много у довольствия. Несказанно рад устройству своего будущего жилья у Вас и вполне им доволен. Благодарю тебя, голубчик!

Я здесь уже 9-ый день. Не стану тебе говорить о том, до какой степени радость свидания с милыми и близкими людьми отравлена для меня прелестями Петербургской жизни. Ты это лучше, чем кто-либо, понимаешь. Когда я прочёл в конце твоего письма к Толе твои слово о невыразимой прелести ощущении; которые ты испытываешь, выезжая в поле, нюхая запах оттаивающего поля и смотря на полет журавлей к северу, — то у меня навернулись слезы. Да! ненавистнее Петербурга нет ни одной точки на земном шаре. Тем не менее я в ряд ли попаду к Вам ранее половины апреля. В субботу 17-го марта в Москве идёт мои «Онегин», и мне непременно хочется прослушать его. Я думал была после этого поехать прямо в Каменку, — но уж больно жаль бросить братьев, с которыми только что увиделся, чтобы опять надолго расстаться. Поэтому я, вероятно, вместе с братьями (которые едут в Москву на «Онегина») вернусь в Питер и пробуду здесь святую. Чтобы помирить моё желание поскорее вырваться из Петербурга с потребностью сердца подольше прожить с братьями—мы строили планы всем вместе поехать на святую в Каменку. Но это представляет тысячу неодолимых препятствии, так что в конце концов всего удобнее оказывается, вернувшись из Питера, пробыть до конца фоминой здесь. Кстати, и моё жилище будет готово как раз к тому времени.

Я до сих пор ещё не видел Анны. Сегодня отправляюсь к ней. Если не ошибаюсь, о скарлатине беспокоиться нечего. Там, как говорят Карцовы, была всего одна больная, которая уже выздоравливает. Впрочем об этом Маля уже написала Вам. вероятно, подробно.

Я нашёл нашего старичка Папаш здоровым, но несколько более слабым, чем он был осенью. Ему ехать теперь в самом деле нельзя. Братья оба здоровы и обо устали от Петербурга и желали бы поскорее вырваться. Впрочем Толя теперь несколько увлечён своими великосветскими успехами. Он познакомился с княгиней Белосельской, Гр[аф] Адлерберг и т. п. звёздами фешенебельного мира, которые очень благосклонны к нему. Вчера он весь день провёл в этом кругу.

Не буду тебе описывать убийственно горького впечатления, вынесенного мной из похорон бедного маленького Бутакова. Горе обоих родителей положительно раздирало сердце. Дай бог, чтобы Вера Вас[ильевна] могла поскорее выбраться отсюда.

Прощай, голубчик Лева. Крепка целую Сашу, всех детей и тебя. До свиданья—к сожалению, не очень ещё скорого. Буду в Каменке после 10-го.

Твои П. Чайковский