Letter 1152

Date 12/24 April 1879
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 536)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 283–284 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 2 (1935), p. 93–94
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 169–170

Text

Russian text
(original)
Каменка
12 апреля 1879

Хоть иногда и приходится жаловаться на Каменку за её неприглядность, за то, что она недостаточно деревня, — но я всё-таки совсем ожил здесь. Погода стоит чудная. Весна наступила окончательно. Фиалки отцветают, лес понемножку зеленеет, соловьи запели. По временам на меня находят те чудные минуты экстаза, которые может доставить одна природа. В такие минуты думаю о Вас, милый друг мой, и сожалею, что Вы в Москве, где ещё едва снег стаял! Как жаль, что Вы не в Браилове! Воображаю, как там должно быть хорошо теперь!

Кстати о Браилове. Если позволите, друг мой, я бы очень желал попасть туда около 1-го мая и остаться до Вашего приезда, который, если не ошибаюсь, состоится между 10 и 15. Если Ваши планы изменились, — то потрудитесь вкратце меня о том уведомить.

Мне устроили здесь постоянную маленькую квартирку. Зять мой был так добр и мил, что нарочно для меня перевёл прачешную в другое место, а из этой бывшей прачешной вышли три очень миленькие комнатки, которые останутся моим постоянным pied-à terre до тех пор, пока семейство сестры будет жить в Каменке. Жилище моё состоит из маленького кабинета, небольшой комнатки для Алексея и моей спальни. Вчера сюда пришли все мои вещи, т. е. книги, ноты, портреты, и в настоящую минуту новая моя квартира получила довольно кокетливый вид. Сидя у окон своих, я сожалею, что они не открывают мне никакого вида, — но что же делать? Зато я окружён здесь такими милыми, сердечными и в то же время изящными существами! Все они так ласковы ко мне! Мне очень хорошо, и на душе покой, и ощущение тихого, мирного счастья!

Со второго дня своего пребывания здесь я стал заниматься, и моя пресловутая многострадальная сюита быстро подвигается к концу. Так как я хочу сам сделать форт[епианное] переложение в 4 руки, то полагаю, что просижу над сюитой до конца апреля. В Браилове, если мне придётся быть там около 1-го мая, хочу предаться праздности и хорошенько надышаться воздухом, отдохнуть от всех испытанных мною в последнее время треволнений. Период времени от возвращения из-за границы до приезда в Каменку представляется мне тяжёлым, отвратительным кошмаром!

Не жду от Вас письма, дорогая моя, — но жду кратких известий о Вашем здоровье. От всей души желаю, чтобы Вы поскорее могли вырваться из Москвы и от хлопотных дел Ваших. Будьте здоровы!

Ваш, П. Чайковский