Letter 1454

Date 19/31 March 1880
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Saint Petersburg
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1586)
Publication П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 247 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том IX (1965), p. 86–87
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 240 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Петербург
19 марта

Модя! Мне нет никакой возможности вести отсюда правильную переписку. Чем дальше, тем все делается хуже. Меня раздирают, и скоро останутся одни клочки. Чувствую себя отвратительно. В довершение всего, мне приходится теперь поправлять клавираусцуг «Девы», представленный в Дирекцию Юргенсоном в таком безобразном виде, что приходится каждый такт исправлять.

Твои и Колины письма составляют для меня отраду; мне приятно воображать вас в Италии, в милой Италии.

Вчера я обедал у Конради. Алина очень повеселела; Герман Карл[ович] очень мил со мной, как никогда прежде. Она про него отзывается теперь очень хорошо и рассказывает, как он стал к ней ласков, добр и Внимателен. Он согласился со мной, что Вам было бы утомительно ехать на Кавказ, и предлагает тебе прямо направиться в Гранкино. Я думаю, что это лучше всего, но приезжай хоть на недельку в Каменку, а то я соскучусь.

Я приношу ради оперы большие жертвы. Дошло до того, что по совету Направника я делаю визиты!!! По его же настоянию в пятницу я должен быть у в[еликого] кн[язя] Конст[антина] Никол[аевича]. Здесь во вторник состоится концерт, устроенный Исаковым с участием Панаевой и оркестра русской оперы, составленный исключительно из моих сочинений. Вчера я был приглашён в Квартетное общество, где играли Ауэр и Давыдов мой 2-й кварт[ет], и мне была сделана овация с поднесением венка. Это очень лестно, — но, боже, до чего я устал, до чего мне здесь все противно, и как я воображаю об выезде из Петербурга как об каком-то невозможном счастии! Безумец, как я мало ценил за границей всю неизмеримость блаженства быть свободным! С утра до глубокой ночи я здесь все куда-то должен идти и кого-то Видеть. Тирания самого омерзительного свойства. Хороша Вера Бутакова! Как я ни умолял её избавить меня от вечера с Конст[антином] Конст[антиновичем], — не согласилась. И сегодня я должен быть у ней на экспозиции перед велик[им] кн[язем]. Положим, он очень симпатичен, — но мне претят всякие знакомства. Надеюсь на этой неделе написать тебе более путно.

Целую.

П. Чайковский

Поцелуй Алёшу. Ему я тоже должен письмо.

Ване я купил сапоги и рубашки и заказал платье. Он здоров.

Колино письмо вчера получил и опять покрыл его поцелуями.