Letter 1522

Date 3/15 July 1880
Addressed to Lev Davydov
Where written Brailov
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 19, л. 25–26)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том IX (1965), p. 167–168

Text

Russian text
(original)
Браилов
3 июля

Милый Лёвушка!

Путешествие, как и следовало ожидать, было крайне утомительное и скучное, а ночью между Бобринской (где мне чрезвычайно приятно было встретить Владимира Андреевича) и Фастовым у меня сильно разболелась голова и целый вчерашний день я был не по себе. Впрочем в Фастове, во время пятичасовой стоянки, ходил в лес, довольно далеко от станции: лес чудесный и необыкновенно благоуханный. Здесь нашёл кроме необыкновенно милых писем от Над[ежды] Фил[аретовны] драгоценный подарок, оставленный ею при отъезде. Ещё зимой в Париже она заказала для меня часы и только недавно их прислали. Цель подарка — чтоб я всегда имел при себе вещь, напоминающую мне её, точно будто я когда-нибудь могу забыть эту чудную женщину, явившуюся, чтобы всячески облегчать, услаждать и оберегать мою жизнь от невзгод и тяжёлых минут... Часы эти, вероятно, стоили очень дорого, и, между нами будь сказано, я предпочёл бы получить их стоимость деньгами, в коих крайне нуждаюсь, хотя бы для того, чтобы отдать тебе наконец твои 1000 р[ублей]. Чувствую, что деньги эти теперь очень тебе нужны и терзаюсь мыслью, что не могу ещё отдать их...

Как бы то ни было, но подарок Н[адежды] Ф[иларетовны] необыкновенно изящен и мил.

Браилов также роскошен, удобен, покоен, как и всегда, однако же мне скорей хочется в Симаки, где мне уютнее. Вероятно, я перееду туда дней через пять. Разлука — очень грустная вещь, но есть в ней та хорошая сторона, что она даёт случай уразуметь силу чувства любви к своим близким. Расставшись с вами, я с необычайною живостью и жгучестью испытал тоску па вас всех, столь дорогих для моего сердца. Сегодня я ещё не могу вполне предаться удовольствиям пребывания в Браилове, ибо продолжаю скучать по вас. Правда, что и погода наводит уныние. Как бы то ни было, но ежеминутно о всех вас думаю. Да и правду сказать; ничто не может заменить прелесть одной улыбки Уки или ласки Бобика. Одно только совсем хорошо; не слышу и не вижу Жени; уж очень она в последнее время действовала мне на нервы.

Обнимаю тебя и всех с величайшею нежностью.

П. Чайковский