Letter 2301

Date 15/27 June 1883
Addressed to Lev Davydov
Where written Podushkino
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 19, л. 45–46)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XII (1970), p. 175–176

Text

Russian text
(original)
15 июня 1883

Спасибо тебе, милый Лёвушка, и за сегодня полученное, и за прежнее письмо твоё; я именно жаждал известий из Каменки. Теперь мне очень интересно будет узнать, как Тани встретилась с мамой в Карлсбаде, как доехала до Каменки и вообще как себя чувствует. Боюсь очень её утруждать и пишу сегодня с этой целью к Лизав[eте] Мих[айловне], прося её подробно описать, как они ехали и вообще все, что у Вас происходит. Очень мне все это интересно. Дай Бог, чтобы к моему приезду все у Вас хорошо было. Часто мне бывает грустно, что я живу вдали от Вас, но утешаюсь тою мыслью, что теперь в Каменку наехало так много народу, что, пожалуй, оно даже и не в моем вкусе. Я предпочитаю вообще весну, осень и зиму для жизни у Вас. Одно только меня огорчает сильно, это что мальчиков я слишком мало буду видеть нынче, ибо приеду в Каменку уже в конце их пребывания там. Здесь очень, очень хорошо. Жизнь в Подушкине была бы очаровательна, если бы не гости, без коих дня не обходится, и не наши поездки по гостям, без чего также трудно обойтись. Вчерашний день, напр[имер], для меня весь пропал, так как пришлось провести его в Кунцеве у Коншина, и ещё много предстоит выездов, а уж этого я терпеть не могу. Толя и Параша производят самое отрадное впечатление согласием и взаимною любовью, украшающею их жизнь. Чем более привыкаю к Параше, тем более она мне нравится своей искренностью, простотой, прямотой и отсутствием всякого жеманства. Толя изменился во всех отношениях к лучшему; болезненная суетливость исчезла, — он стал покойнее и ровнее. Девочка их прелестнейшая ребятулька; очень забавна, симпатична и Мила, но унаследовала беспокойный нрав своего отца и частенько пищит.

Коля Мекк вместе с братом провели здесь один день. Милейший человечек этот Коля, и до чего он поглощён своей любовью к Анне! Даже до умилительности. Бедный Миша очень плох. Уж если суждено ему не встать, то пошли Бог ему поскорее смерть. Эта долгая агония убивает Над[ежду] Филар[етовну]. Ужасно грустно, что мальчик, которого зимой я видел в цвете здоровья, теперь на краю могилы?

Целую всех Вас и от всего сердца желаю всяких благ. Кланяйся от меня моему бурачному полю (Николаевскому). Я его не вижу, но часто о нем думаю и воображаю его. До свиданья, голубчик Лёвушка.

Твой П. Чайковский

Модест уехал отсюда в духов день, и я ещё не имею известий о нем.