Letter 2306

Date 28 June/10 July 1883
Addressed to Lev Davydov
Where written Podushkino
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 19, л. 47–48)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XII (1970), p. 182–183

Text

Russian text
(original)
Подушкино
28 июня 1883

Голубчик Лёвушка! Спасибо что сообщаешь мне известие о Вас; страх как благодарен тебе за письма. Чем более усложнилось Танино возвращение в Каменку, тем интереснее мне знать подробности всего пережитого ею после моего отъезда из Парижа, и, следовательно, тем с большим нетерпением буду ждать от Лизаветы Мих[айловны] ответа на моё письмо. Танино выражение, что Лиз[авета] Мих[айловна] в отношении её sublime, совершенно верно. Она вовсе не старается отличиться своими добродетелями и способностью к самопожертвованию, и от этого принимать от неё услуги, заботы, ласки легко и усладительно. Вообще Лиз[авета] Мих[айловна] — человек, далеко не выдумавший пороха, но в полном смысле слова хороший человек. Это очень цельная, здоровая натура по природе, склонная к добру, неспособная ни на какой хотя бы малейший нечистый помысел, никогда не осуждающая ближнего, одарённая ровным нравом, каким-то не обыкновенно спокойным отношением ко Всяким случайностям жизни. Она никогда не теряется и не падает духом и поэтому-то присутствие её при Тане было величайшим благом для последней. Будь при ней хотя бы и ещё лучший человек, но более нервный, раздражительный, — и Бог знает что бы вышло. Я очень, очень ценю эту милейшую старую деву и рад буду, что ты и Саня обласкаете её.

Ах, Лёвушка, как здесь хорошо! Хоть бы одну недельку пришлось бы Вам всем пожить летом в такой восхитительной местности, как здесь! Я ежедневно, гуляя, думаю о Вас. Какие бы восклицания восторга издавал бы Бобик здесь! Как бы ты наслаждался этим чудным воздухом, пропитанным лесными ароматами! Однако ж не заключи из этих слов, что я хочу отдалить своё возвращение в Каменку. Я всё-таки влекусь к Вам и не позже начала августа думаю быть среди Вас.

Мы были очень напуганы лёгким нездоровьем Танюши. Несколько дней сряду она пищала безостановочно. Потом все тело её покрылось красною сыпью, очень перепугавшею родителей её и меня. Послали за детским доктором. Оказалось, что это пустяки, и как раз после появления сыпи она сделалась совершенно покойна, весела и очаровательно мила. Уж не знаю, оттого ли что все дети прелестны, или она в самом деле особенно мила, но только я совершенно очарован этой девчонкой.

До свиданья, голубчик.

Крепко обнимаю тебя и всех.

П. Чайковский