Letter 2466

Date 14/26 April 1884
Addressed to Nikolay Tchaikovsky
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 37, л. 3–4)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XII (1970), p. 351

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Yuliya Laukhina
14 апр[еля] 1884
Каменка

Николаша! Почему ты говорил с Левицким о его правах на продажу моих карточек, — я решительно не понимаю. Права эти совершенно естественно вытекают из того обстоятельства, что он снимает меня даром. Так всегда делается, и никаких, уполномочивании на продажу моих карточек фотографам я никогда не давал, что не мешало им продавать их сколько угодно. Нет сомнения, что я могу за это требовать у фотографов своих портретов даром, но злоупотреблять этим правом я не люблю. Впрочем, я поневоле теперь должен был написать Левицкому письмо в твоём смысле, ибо нужно было разъяснить недоразумение, порождённое неуместными вопросами Николашки, которому отнюдь не следует совать носа туда, куда не просят. Разве дело шло о подвижном составе фотографического заведения Левицкого? Или разве требовалось определить тракцию черт моего лица? Фу, как я злюсь! Ведь ты виновник, чти я лишнее письмо должен был написать; а я письма писать ох как ненавижу.

Теперь, изливши потоки ядовитой иронии и саркастических насмешек, перейду на братски нежный тон. В Париже прошу тебя остановиться в моем отеле: Rue Richepanse (prés la Madeleine). В. А. Давыдов живёт летом в деревне, так что и адреса его нечего тебе давать.

Из моих шести карточек две отдай Саше, две Модесту, одну Мале и одну Anette Merkling. Анатолию не нужно, ибо в Москве я тоже снимался во всё возможных видах.

Неужели опять летом не увидимся? Я останусь здесь ещё два месяца. Что бы тебе с Оличкой в Каменку заехать? Когда ты будешь в Уколове? Может быть, удастся хоть теперь побывать у Вас.

Крепко обнимаю тебя, у Оли целую ручку.

П. Чайковский

Прилагаю к письму карточку, которую ты передашь хозяевам Hôtel Richepanse.

14 April 1884
Kamenka

Nikolasha! Why you were talking to Levitsky about his rights to sell my cards? I absolutely don't understand. These rights follow quite naturally from the fact that he takes pictures of me for free. It's always been done this way, and I've never given any authorization for photographers to sell my cards, which has never stopped them from selling as many as they wanted. No doubt I could require photographers to take my pictures for free, but I don't like to abuse this privilege. Anyway, I now reluctantly have to write a letter to Levitsky, because I have to explain the misunderstanding caused by these inappropriate questions from Nikolashka, who shouldn't poke his nose where he isn't asked. Was it really about the rolling stock in Levitsky's workshop? Was it really necessary to determine the traction of my facial features? Ugh, how angry I am! Well it's your fault that I'm obliged to write an extra letter, and how much I hate writing letters.

Now, after that torrent of venomous irony and sarcastic mockery, I'll move to a more tender and brotherly tone. I'm urging you to stay at my hotel in Paris: Rue Richepanse (prés la Madeleine). V. A. Davydov is spending the summer in the country, so there's no way of giving you his address.

Of my six cards, give two to Sasha, two to Modest, one to Malya, and one to Annette Merkling. Anatoly has no need, because in Moscow I was captured in every possible way.

Will we be seeing each other again in the summer? I'm staying here for another two months. What if you come to Kamenka with Olichka? When are you coming to Ukolovo? Perhaps I can even visit you now?

I hug you tightly and kiss Olya's hand.

P. Tchaikovsky

I'm enclosing a card for you to give to the owners of the Hotel Richepanse.