Letter 2785

Date 6/18 October 1885
Addressed to Nikolay Tchaikovsky
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 37, л. 9–10)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XIII (1971), p. 165

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Yulia Laukhina
Клин, с[ело] Майданово
6 октября

Милый старший братец!

Как это непрактично не выставлять адреса на письмах. Хоть убей, не знаю, как адресовать письмо, хотя отлично знаю, как к тебе попасть собственной особой. Однако ж на авось буду адресовать это письмецо без обозначения № дома.

Насчёт ковров скажу, что я их ужиливаю от вас. Когда решился вопрос о моем переезде, то оказалось, что ковры эти мне страшно нужны, и Паня сама посоветовала мне без церемонии отнять их от вас, утверждая, что, в сущности, они вам вовсе не нужны. Как бы то ни было, но теперь ковры эти у меня, и отдам я их только если ты придёшь с полицией, да и то раскровеню все морды, прежде чем расстанусь с ними. Милому Коке тоже попадётся здоровая колотушка. Итак, если хочешь скандала, братоубийственной распри, пролития крови, то действуй. Если же убоишься, то лучше позволь заплатить 30 р[ублей] и забудь о коврах. Пожалуйста, милый Кукарекушка, уступи! Прошу Олю простить меня.

На будущей неделе я вышлю тебе 80 р[ублей] сер[ебром], только предварительно напиши 2 словечка: 1) уступаешь ли ковры? 2) номер дома.

Целую маво милого Кукарекушку (как тебе нравится это вновь изобретённое имя) и прошу тотчас ответить.

В Каменку еду в конце месяца, а Кукарека едет или нет? Целую ручки Оли.

Твой П. Чайковский

Klin, Maydanovo village
6 October

Dear big brother!

Isn't it impractical to put addresses on envelopes. For the life of me, I don't know how to address a letter, although I know perfectly well how to drop in on you in person. However, I might be addressing this little letter without the house number.

As for the carpets, I'll say that I'm having yours. When the question of my moving was settled, it transpired that I was in terrible need of carpets, and Panya herself advised me to take them away from you without ceremony, claiming that, in fact, you don't need them at all. Be that as it may, now that I have the carpets, I'll only give them up if you come with the police, and even then there'll be a punch up before I part with them. Dear Koka will also be in for a good hiding. So, if you want a scandal, fratricidal strife, and bloodshed, then take action. If you're afraid, then it's better to let me pay the 30 rubles and forget about the carpets. Please, dear Kukarekushka, give in! I beg Olya's forgiveness.

Next week I'll send you 80 silver rubles, but in the meantime write me in 2 words: 1) whether you relinquish the carpets? 2) the house number.

I kiss my dear Kukarekushka (how do you like this newly invented name) and beg you to answer forthwith.

I'm going to Kamenka at the end of the month, but will Kukareka be there or not? I kiss Olya's hands.

Yours P. Tchaikovsky