Letter 3094

Date 10/22 November 1886
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2531)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 2 (1952), p. 49–51
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XIII (1971), p. 498–500

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
10 ноября 1886 г[ода]

Милый друг!

Наконец я в Майданове. Счастлив тем более, что из твоего письма вижу, что можно будет ещё недельки 2 в деревне пожить. А работы у меня страсть!

Я отправил Каменской, ещё когда ты был в Питере, подлинники двух романсов; затем получил оттиски всех 12, но забыл послать их в замену подлинников. Извини! Сейчас высылаю Ос[ипу] Ив[анови]чу оттиски этих двух романсов с просьбой послать их к Каменской и отобрать у неё рукописи. Корректуру романсов пришлю тебе всю разом, когда просмотрю те восемь, что ты высылаешь теперь. Меня вызывал в Петербурге секретарь императрицы Оом и объяснил, что ради исполнения формальностей ему нужно получить от меня оттиск всех романсов и проект заглавного листа, и на этом проектированном листе он сделает надпись. Впрочем, все, что он мне объяснил устно, было им разъяснено и письменно в письме, отправленном в Майданово и ожидавшем меня здесь. Чтобы ты знал в чем дело, посылаю тебе на вся­кий случаи его письмо, которое ты мне возврати. Пришли мне вместе с оттиском (тетрадью) всех романсов пример посвящений императрице, ибо я не знаю, чт6 нужно писать. Заглавный лист романсов, я полагаю, должен быть самый обыкновенный, т. е. 12 романсов и песней соч. П. Ч. op. такой-то. Из твоего письма я усматриваю, что с корректурой романсов произошла какая-то путаница, по крайней мере с рукописями. Знай, что ты мне передал в Петербурге несколько романсов в корректуре, причём при 5 из них находились и рукописи. Две рукописи находятся у Каменской, три у меня: итого, пять. Почему же ты пишешь, что у Алекс[андры] Ив[ановны] ещё их 8??? Получивши то, что ты мне теперь посылаешь, я распутаю путаницу. А покамест я сделал только корректуру 2 романсов, именно тех, которые у Каменской. Одним словом, романсов нельзя печатать, пока я не пришлю тебе все 12 разом с моими отметками, да и то нужно, чтобы Алекс[андра] Ив[ановна] просмотрела, все ли мои отметки исправлены. Ну, довольно о романсах.

Теперь я усиленно займусь окончанием 1-го действия оперы как в партитуре, так и в переложении. Кончивши, передам его тебе для снятия копии и немедленного начатия гравировки клавираусцуга. Остальные действия напишу сначала в виде клавираусцуга и буду страшно торопить тебя с гравировкой, ибо я обещал в вел[иком] посту представить полный печатный клавираусцуг. И это необходимо, если мы хотим, чтобы опера шла в начале будущего сезона.

Дирекция императ[орских] театров в Петербурге заказывает мне для будущего сезона музыку к балету «Ундина». Я примусь за неё, как только окончу оперу.

Предупреждаю тебя, что в течение предстоящих двух месяцев я возьму у тебя много денег, а именно две тысячи рублей. Прошу тебя начать с выдачи Ал[ександра] Ив[ановна] Губерт пятисот рублей. При свиданье, если желаешь, объясню тебе, какая эта уплата. Она явится к тебе (т. е. не уплата явится, а Баташа) не сегодня, так завтра. Относительно поспектакльной платы моей предоставляю тебе распоряжаться, как угодно, т. е. взять ли всю в конце сезона в обеих столицах или 2 раза, т. е. перед рождеством и в посту. Хотя, если у тебя есть наличные, я бы предпочёл, чтобы ты взял всю плату в обоих театрах зараз в посту, ибо для расчётов удобнее. Во всяком случае придётся если не 2, то, один раз беспокоить милого Осипа Ивановича.

Во время репетиций оперы я проживу в Москве довольно долго, и так как нередко будут являться артисты для прохождения партий, да и для работы мне нужен будет инструмент, то, к сожалению, мне неудобно будет жить у тебя. Я поселюсь в каком-нибудь большом нумере в Моск[овской] гостинице или в Кокоревской, а тебя попрошу поставить на эти 2 или 3 недели инструмент. Пожалуйста, не сердись, что комната для меня у вас есть, а я ей не воспользуюсь. Но мне при том постоянном возбуждении, в коем я буду находиться, необходимо быть совсем у себя, а этого, как я ни близок с тобой и с твоим семейством, нельзя, живя в семейном доме.

Не говори об этом никому покамест, но в субботу на концерт я не приеду, ибо это отнимет у меня несколько дней, а мне время страшно дорого. К субботе я напишу Максу, что я не совсем здоров и чтобы он не сетовал на меня, так же как и Арма Зенкра. Да, мне после петербургской суеты и в самом деле нужно отдохнуть и успокоиться в деревенском уединении.

Я бы рад был, если б ты посетил меня в воскресенье. При­ехал бы к обеду и вечером бы уехал. Я оттого не зову с субботы, что в случае ночёвки гостя или гостей у меня пропадёт все утро воскресенья. Да захватил бы Кашкина и Карлушу. Славно бы кутнули!!!

Обнимаю тебя.

Твой П. Чайковский

10 November 1886

Dear friend!

I'm finally in Maydanovo. I'm all the happier from your letter to see that I can live here for a further 2 weeks. And I'm eager to work!

While you were in Piter, I sent Kamenskaya the originals of two romances; then I received the prints of all 12, but I forgot to send them to replace the originals. Sorry! I'm now sending Osip Ivanovich the prints of these two romances, with a request to send them to Kamenskaya and to retrieve the manuscripts from her. I'll send you the proofs of the romances all at once, when I've reviewed the eight that you're sending me now. I was summoned to Petersburg by the Empress's secretary Oom, who explained that for formalities' sake he needed me to give him a print of all the romances and the prospective title page, and that he would do the inscription on this prospective page. Anyway, everything he told me face to face was also explained in writing in a letter sent to Maydanovo, which was waiting for me here. So that you know what the matter is, I'm sending his letter just in case, for you to return to me. Along with the (bound) prints of all the romances, send me an example of a dedication to the Empress because I don't know how to write it. I suppose the romances' title page should be rather plain, i.e. 12 Romances and Songs composed by P. T. Op. such-and-such. From your letter I saw that there has been some sort of confusion with the proofs of the romances, or at least with the manuscripts. Take note that in Petersburg you gave me the proofs of a several romances, of which 5 also came with the manuscripts. Two of these manuscripts are now with Kamenskaya, and three with me: making five in total. Why did you write that Aleksandra Ivanovna still has 8??? After receiving what you're now sending me, I'll unravel this muddle. Meanwhile, I've only proofread 2 of the romances, namely those that Kamenskaya has. In short, the romances cannot be printed until I send you all 12 together with my markings, and even then it's necessary that Aleksandra Ivanovna should check that all my markings have been corrected. Well, that's enough about romances.

I'm now working diligently to finish the 1st act of the opera, both in full score and the arrangement. After finishing this, I'll give it to you for copying, and you can immediately start engraving the piano reduction. I'll do the rest of the acts in piano reduction first, and I'll be chasing you terribly to do the engraving, because I promised to hand over the complete printed piano reduction by Lent. And this is essential if we want the opera to go on at the start of the next season.

The Directorate of the Imperial Theatres in Petersburg have commissioned me to do the music for a ballet next season: "Undina". I'll set about it as soon as I finish the opera.

I should warn you that over the course of the next two months I will be taking a lot of money from you, namely two thousand rubles. I ask you to start by issuing five hundred rubles to Aleksandra Ivanovna Hubert. If you wish, I'll explain to you what this payment is when we meet. She (i.e. Batasha, not the payment) won't be coming to you today, but tomorrow. As for my performance fees, I leave it to you to dispose of them as you please, i.e. whether to take everything from both capitals all together at the end of the season, or twice, i.e. before Christmas and during Lent. Although if you have the funds, I should prefer that you take all the fees together from both theatres by post, because this is more convenient for calculations. In any case, then you will only have to trouble dear Osip Ivanovich twice, if not once.

During rehearsals for the opera I'll be staying in Moscow for quite a while, and since there will be no shortage of artists coming to go through their parts, and in order to work I will require an instrument, then unfortunately it won't be convenient for me to stay with you. I'll ensconce myself in some large room at the Moscow Hotel or at the Korkorevskaya, and ask you to hire an instrument for these 2 or 3 weeks. Please, don't be angry that you have a room for me, but I won't be using it. But finding myself in a state of constant agitation, it's essential for me to be completely at home, which, no matter how close I am to you and your family, is impossible when staying in a family home.

Don't say this to anyone for the time being, but I'm not coming to the concert on Saturday, because this will cost me several days, and my time is terribly precious. On Saturday I'll write to Max that I'm not entirely well, and that he shouldn't grumble at me, as per Arma Zenkra. Indeed, after the commotion of Petersburg the fact is that I need to rest and relax in the seclusion of the countryside.

I should be very glad if you came to visit me on Sunday. You could come to dinner and leave in the evening. This is why I haven't invited anyone for Saturday, because in the event of an overnight stay for one or more guests, the whole of Sunday morning will be lost. Otherwise I would have had Kashkin and Karlusha along. A few drinks would have been nice!!!

I embrace you.

Yours P. Tchaikovsky