Letter 3147

Date 14/26 January 1887
Addressed to Eduard Nápravník
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Чайковский. Воспоминания и письма (1924), p. 176
Переписка Е. Ф. Направника с П. И. Чайковским (1959), p. 145
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XIV (1974), p. 19
Notes Typed copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text and Translation

Based on a typed copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Москва
14 янв[аря]

Милый, дорогой друг!

Простите, что я до сих пор не ответил Вам о «Востоке». Оказывается, что Эрдмансдёрфер или погрешил против истины, отозвавшись, что не знает, где «Восток», или же забыло нем. По справке разъяснилось, что «Восток» был здесь и что он теперь у него. Он говорил Альбрехту, что хочет вновь заняться просматриванием «Востока». Сам я Эрдмансдёрфера не видел ещё ни разу.

Вот уже неделя, что у меня ежедневные репетиции; после них я так устаю, что не могу нигде бывать и прячусь от людей. Опера идёт порядочно; я не могу достаточно нахвалиться сочувствием всех артистов, оркестра и хора, но беспорядок в администрации театра здесь невообразимый, и он-то виновник всех задержек.

Попытаюсь ещё раз попросить Вас и симпатичнейшую Ольгу Эдуардовну приехать на первое представление. Как бы я обрадовался, если бы пришла телеграмма от Вас об местах. Я на всякий случай приберегу.

Обнимаю Вас,

Ваш П. Чайковский

Moscow
14 January

Dear, good friend!

Forgive me for taking so long to reply to you about "Vostok". It turns out that Erdmannsdörfer has either sinned against the truth in responding that he does not know where "Vostok" is, or he's forgotten. The files say that "Vostok" was here, and that he now has it. He told Albrecht that he wants to review "Vostok" again. I haven't seen Erdmannsdörfer myself yet.

All week here I've had daily rehearsals; I'm so tired afterwards that I can't go anywhere and I hide from people. The opera's going well enough; I can't speak highly enough of the sympathy shown towards me by all the artists, the orchestra, and the chorus, but the disorderliness of the theatre administration here is unimaginable, and that's the reason for all the delays.

I shall make one more attempt to ask you and the most sympathetic Olga Eduardovna to come for the first performance. How glad I should be to receive a telegram from you about seating. I'll make reservations in any case.

I embrace you,

Yours P. Tchaikovsky