Letter 352

Date 18/30 May 1874
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Russian National Museum of Music (ф. 42, No. 247)
Publication Ежегодник Императорских театорв, сезон 1896–1897 (1898), No. 1, p. 37–38 (abridged)
Советская музыка (1938), No. 6, p. 39–40
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 355–356

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
18 мая 1874

Любезнейший друг
Вас[илий] Васильевич!

После хотя кратковременного, но (по причине дурной погоды) весьма неудачного путешествия возвратился в Москву. В Милане не был вовсе, и очень жалею, что раньше тебя не предупредил а том, что не напишу ничего о «Жизни за Царя». Я раздумал быть в Милане вследствие полученного мною от Щyровского в Неаполе письма, в котором он разъяснил мне подробности в постановке оперы. Оказывается, что «Ж[изнь] за Ц[аря]» подверглась такому искалечению, что русскому музыканту неприлично было бы присутствовать при операциях, которые эта опера выдерживала со стороны капельмейстера Фаччио. Нужно было бы вмешиваться, — а об этом никто меня не просил.

Сетов, действительно, предупредил тебя, и я никоим образом не могу освободить тебя от обещания ради меня согласиться на его условия. Мне кажется, что Вы оба, как дети, не хотите из упрямства уступить друг другу; не может быть, чтобы в этом споре ты гнался за лишнею сотнею рублей. Между тем по принципу ты неправ. Во-1 ), я, ещё да уступки тебе прав полной собственности, обещал отдать оперу даром, и если забыл включить эту оговорку в наше условие, то сделал это по забывчивости; но по дружбе ты бы мог выручить меня из неловкого положения человека, дающего под честным словом обещание на ветер. Во-2), мне кажется, что с предприимчивого дебютанта на поприще импрессарио не только не следует брать денег, но нужно ещё ему платить за то, что он содействует к распространению знакомства публики с оперой. Теперь, когда опера сделала пять полных сборов в 2 недели, я могу тебе сказать откровенно, что я глубоко убеждён в непрочности существования «Опричника» на постоянном репертуаре. Я уверен, что его дадут ещё столько раз, сколько нужно будет, чтобы покрыть твои издержки, — но опера эта не имеет будущности. Как ни злостна рецензия Кюи, как ни чудовищно пристрастен его отзыв, — но в сущности он довольно верно оценил её достоинства, как музыкально-драматического произведения. В ней нет стиля и нет движения, два условия неизбежного охлаждения публики к опере. Вот поэтому-то не следует прижимать тех, кто хочет рискнуть поставить её. Во всяком случае, я очень рад, что «Опричник» был дан. Я не потерпел фиаско и получил, вместе с тем, отличный урок оперного композиторства, ибо с самой 1-ой репетиции увидел свои грубые промахи и уж, конечно, не впаду в подобные же при сочинении следующей оперы.

Теперь две просьбы: 1) закажи у Лоренца двенадцать больших и двенадцать малых карточек и пришли мне их до 1-го июня; заплати за них и вычти из долга эту сумму. 2) Достань мне, ради Бога, печатные условия конкурса на «Кузнеца Вакулу», — это мне необходимо, и как можно скорей.

А главное, смягчи свой гнев на Сетова и согласись отдать оперу за 10 р[ублей] сер[ебром], ибо я дал уже в 3-й раз ему честное слово устроить это дело таким образом. Ты перед отъездом дал мне слово ради дружбы ко мне уступить, и я не могу освободить тебя от этого. Жду от тебя ответа.

П. Чайковский

18 May 1874

Most gracious friend
Vasily Vasilyevich

After a brief but (due to bad weather) extremely unsuccessful journey, I have returned to Moscow. I didn't go to Milan at all, and I'm very sorry not to have warned you sooner that I haven't written anything about "A Life for the Tsar". I reconsidered going to Milan as a result of a letter I received from Shchurovsky in Naples, in which he explained the details of the opera's production to me. It transpires that "A Life for the Tsar" has been subjected to such butchery that it would be inappropriate for a Russian musician to be present during the operation that this opera has endured on the part of the conductor Faccio. It would be necessary to intervene, without being asked by anyone.

Setov actually warned you, and there is no way that I can release you from your promise for my sake to agree to his terms. It seems to me that both of you, like children, are unwilling to yield to each other out of stubbornness; this dispute cannot possibly be because of a few hundred rubles. Meanwhile, you are wrong in principle. 1) Even though I conceded full proprietorial rights to you, I promised to give the opera for free, and if I forgot to include this condition in our agreement then this was done out of absent-mindedness; but as a friend you could help me out of the awkward position of a man who gives his word of honour to the wind. 2) It seems to me that not only should one not take money from an enterprising debutant impresario, but it is necessary to pay for his contribution to the promotion of the public's acquaintance with the opera. Now that the opera has played to 5 full houses in 2 weeks, I can tell you frankly that I am deeply convinced that "The Oprichnik"'s existence in the permanent repertoire is a tenuous one. I am sure that it will be given as often as necessary in order to cover your expenses — but this opera has no future. No matter how malicious Cui's reception, no matter how monstrously partial his review, the point is that he quite correctly assessed its qualities as a musical and dramatic work. It has no style and no action — two reasons for the public's inevitable cooling towards the opera. This is why you should not pressure those who want to risk staging it. In any case, I am very glad that "The Oprichnik" has been given. I didn't endure the fiasco, and at the same time received a splendid lesson in operatic composition, because I saw my crude blunders from the very first rehearsal, and of course I shall not do likewise when composing my next opera.

Now two requests: 1) Please order twelve large and twelve small cards from Lorenz and send them to me before 1st June; pay for them and deduct this amount from my account. 2) For God's sake acquire the printed terms for the "Blacksmith Vakula" competition for me — I need them as soon as possible.

Most importantly, soften your anger towards Setov and agree to give him the opera for 10 silver rubles, because I gave him my word of honour a 3rd time that it would arranged this way. Before leaving you gave me your word as a friend to acquiesce to me on this, and I cannot release you from this. I am waiting for your reply.

P. Tchaikovsky