Letter 3759

Date 8/20 January 1889
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1052)
Publication П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 564–565
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 18–19

Text

Russian text
(original)
8 янв[аря] 1889 г[ода]
с[ело] Фроловское

Милый, дорогой друг мой!

Безгранично благодарен Вам за дорогие два письма Ваших, полученных на этих днях. Жаль только читать в этих письмах, что здоровье Ваше далеко не так хорошо, как бы хотелось этого нам, любящим Вас! Признаюсь, что мне, при таком состоянии здоровья Вашего, чрезвычайно приятно думать, что Вы находитесь на Riviera Ponente, а не в Вашем Belair. Помню, что в прошлом году мне жутко было воображать Вас зимой в Вашем замке, лишённой солнца и воздуха и слишком одинокой.

Пианиста Доманевского я немножко знаю; помню, что он был у меня давно когда-то, в Москве, — но игры его не знаю, хотя слышал о нем много лестного.

Данильченко большой чудак, и его пристрастие к рулетке меня не удивляет. В прошлом году в Париже он нередко удивлял меня странностью своих фантазий, речей и суждений. Но тем не менее в этом хохле для меня всегда было что-то очень симпатичное. По поводу русских симфонических концертов произошло следующее. В прошлом году в Париже ко мне явился какой-то украшенный ленточкой Légion d'honneur господин и спросил, соглашусь ли я быть музыкальным делегатом от России на выставке? Я ответил, что хотя мне это и очень тягостно, но готов принести себя в жертву ради русской музыки, если хотят, чтобы именно я был представителем её. При этом я сказал, что, ввиду неучастия (в официальном смысле) русского правительства в выставке, дело это будет частным концертным предприятием, и что я только тогда могу дирижировать на этих концертах, если кто-нибудь, имеющий денежные средства на предварительные расходы, возьмёт на себя их устройство; словом, я согласился лишь быть дирижёром предположенных концертов, а не устроителем их, ибо не имею ни времени, ни охоты, ни, наконец, таких капиталов, чтобы взять на себя административную часть предприятия. С тех пор ко мне письменно обращались с вопросом, кого я могу рекомендовать в качестве устроителя концертов. Я рекомендовал Юргенсона. Последний в ответ на сделанное ему предложение отвечал, что концерты будут возможны, если комитет выставки гарантирует убытки, весьма возможные в таком большом пред-приятии. С тех пор никакого ответа и вообще никакого разъяснения дела не воспоследовало. Таким образом, я решительно не знаю ещё до сих пор, состоятся ли русские концерты, и скорее склонен думать, что нет, ибо ни наше, ни французское правительство не дадут ни субсидии, ни гарантии — а без этого невозможно начинать столь сложное и рискованное дело.

Я работал в последнее время с таким упорством и старанием, что написал уже целых два действия балета. Ездил на два дня в Москву по делам Музык[ального] общества и теперь опять принимаюсь за работу. Сюжет балета, который я пишу, обработан самим директором театров Всеволожским. Он взят из знаменитой сказки Perrault: «La Belle au bois dormant». Сюжет чрезвычайно симпатичный и поэтический.

Уезжаю я отсюда 19-го января в Петербург, а из Петербурга за границу 22-го. Прежде всего еду прямо в Кёльн, где концерт с моим участием состоится 12 февр[аля]/31 янв[аря], оттуда во Франкфурт, Дрезден, Берлин, Гамбург, Женеву, Лондон. Очень может быть, что перед поездкой в Лондон я успею съездить в Ниццу, чтобы посетить могилу бедной Веры и чтобы повидать бедную сестру мою.

Прошу Вас, дорогая моя, на случай, что Вы обрадуете меня известиями от себя, адресовать мне в течение всего моего трёх месячного путешествия в Берлин, а именно: Berlin W. am Carlsbad 19 Hermann Wolff pour remettre à P. T. Разумеется, в своё время, в случае, если я по-еду в Ваши страны, я извещу Вас и вообще буду извещать Вас об успехах или неуспехах концертов. Будьте здоровы, милый бесценный друг.

Ваш П. Чайковский