Letter 3859

Date 19/31 May 1889
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1059)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 310–311 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 573–574
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 113–114

Text

Russian text
(original)
19 мая 1889 г[ород]
с[ело] Фроловское

Милый, дорогой друг мой!

Сегодня я, наконец, возвратился домой после четырёхмесячного отсутствия. В Москве провёл неделю и занят был исключительно консерваторскими делами, а также делами Музыкального общества. В Консерватории произошла крупная перемена: Танеев отказался от директорства, и место его занял Сафонов. Отказ Танеева объясняется его крайним утомлением и Желанием заниматься сочинением и игрой. Он уже давно тяготился своей должностью, а в нынешнем году, вследствие смерти матери, к которой он питал глубокую привязанность, состояние духа его крайне подавленное, и я очень хорошо понимаю, что он нуждается в отдыхе. Можно предполагать, что Сафонов будет дельный и хороший директор. Как человек он бесконечно менее симпатичен, чем Танеев, — но зато по положению в обществе, светскости, практичности более отвечает требованиям консерваторского директорства. Инспектор Альбрехт вышел в отставку. Между нами сказать, эта отставка вынужденная, ибо Сафонов согласился принять на себя директорство под условием, чтобы Альбрехт был удалён. Я был посредником между дирекцией и Альбрехтом, и все устроилось хорошо и мирно. Не могу и никогда не мог понять, почему Альбрехт, которого я считаю человеком хорошим, возбуждает против себя всеобщую враждебность! Это какая-то загадка.

Вы спрашиваете, милый друг мой, про Константинополь. Нужно в этом городе различать Европейскую часть, называемую Пéра, от турецкой — Стамбула. Последний грязен, отвратительно мощён, переполнен стаями одичалых отвратительных собак; Пéра же есть во всех отношениях прекрасный европейский город, с отличными гостиницами, магазинами, театрами, конными жел[езными] дор[огами] и всякими удобствами. В общем, Константинополь очень интересен, а Босфорс его дворцами, виллами, садами изумительно хорош и живописен. Французский язык понимается в Пéре везде. Из древних памятников наиболее грандиозное впечатление производит св[атия] София, но и кроме неё очень много интересного в Константинополе. Очень сожалею,. что константинопольское письмо моё пропало.

После Москвы я ездил на несколько дней в Петербург. Погода все время и в Москве, и в Петербурге стояла небывало жаркая. Здесь тоже превосходно, и мне очень жаль, что в этом году Вы так поздно приедете в Россию. Кто знает, — может быть, лето опять будет такое же холодное, как в прошлом году.

Позвольте поздравить Вас с совершившимся бракосочетанием Юлии Карловны с Вл[адиславом] Альбертовичем. Я питаю надежду, что эта коренная перемена в Вашей семейной обстановке не нарушит Вашего благополучия.

Не зная Вашего теперешнего адреса, посылаю это письмо на Мясницкую в надежде, что Вам перешлют его.

Будьте здоровы, дорогой, милый друг мой!

Беспредельно преданный,

П. Чайковский