Letter 3865

Date 22 May/3 June 1889
Addressed to Yuliya Shpazhinskaya
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2119)
Publication П. И. Чайковский. С. И. Танеев. Письма (1951), p. 350
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 119–120

Text

Russian text
(original)
Фроловское
22 мая [18]89

Добрейшая Юлия Петровна!

В последнем письме Вашем Вы пишете, что переезжаете на лето на французское кладбище, а как адресовать, не пишете. Я пошлю по старому адресу — авось дойдёт.

После четырёхмесячных странствований, преисполненных всяческих треволнений, беспокойств, страданий и тоски, я, наконец, попал домой. Исполнилась болезненно-страстная мечта. И что же? Не знаю, как и почему, но только вместо ничем не смущаемой радости и спокойствия, — я испытываю неопределённую грусть, не удовлетворённость, даже тоску и (что всего курьёзнее) беспрестанно ловлю себя на том, что вот хорошо бы было куда-нибудь уехать. Что может быть любопытнее этого факта? Работа есть, погода чудная, одиночество я всегда любил и всегда к нему стремился, и при всем томя чувствую себя, если не несчастным, то печальным и чего-то жаждущим. Ну, Бог даст, как увлекусь своей работой, так это пройдёт.

Как-то Вы устроились на новом жилище? Дай Бог, чтобы Вы хоть немного отдохнули физически и нравственно. Не знаю, писал ли я Вам, что видел Ип[полита] Вас[ильевича] в Малом театре на консерваторском спектакле, обещал быть у него, но не пришлось, ибо дела заставили меня ехать в Петербург. Да, по правде сказать, нет большого мне удовольствия видеться с ним. Дела общего у нас нет; беседа мог ла бы быть интересна, если б между нами не было условлено никогда не касаться Вас и вообще частных дел его. Конвенция эта никогда не заключалась формально, а так само собой Сделалось. А жаль! Если бы он первый когда-нибудь заговорил, я бы имел что сказать по этому поводу.

Теперь я доканчиваю эскизы последнего действия балета, а около 1-го июня примусь за инструментовку. Работы будет бездна! В Петербурге я уже видел у директора театров макеты декораций и рисунки костюмов, Постановка будет не бывалая по роскоши. Если хорошенько отдохнёте и почувствуете охоту к писанию, не напишете ли хоть маленькую какую-нибудь вещицу? Я нисколько не смущён Вашими неудачами, продолжаю верить в Ваш талант и считаю долгом поощрять Вас к писательству. Брат Модест пишет новую комедию для бенефиса актрисы Ильинской.

Всем Вашим усердно кланяюсь! Дай Бог, чтобы лето дало Вам отдохновение и чтобы здоровье Ваше поправилось.

До свиданья. Весь Ваш,

П. Чайковский