Letter 3884

Date 19 June/1 July 1889
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3209)
Publication П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 136–137

Text

Russian text
(original)
19 июня [18]89 г[од]

Голубчик Толя! Сейчас получил твоё письмецо, в коем ты жалуешься, что я давно не писал, а между тем я, хотя понемножку, но довольно часто писал тебе или Пане. В предпоследнем письме твоём ты просил меня искать протекции Конст[антина] Конст[антиновича] для тноего губернаторства. Я с крайним отвращением (ибо, во 1-х, знаю, что К[онстантин] К[онстантинович] никакого влияния на дело не имеет, а, во 2-х, потому что вообще неприятно просить великих мира сего, да ещё об такой неподходящей к нашим отношениям вещи), но исполнил твоё желание и написал вел[икому] кн[язю] письмо именно об этом. До сих пор ещё ответа от него нет. Я все ждал, чтобы сообщить тебе, — но теперь, вследствие разных празднеств, вероятно, ему писать некогда. Как придёт письмо, сообщу сейчас же.

Я, слава Богу, здоров и вполне благополучен. Работаю усиленно, и балет подвигается настолько, что надеюсь к сроку быть готовым. Модест приехал вчера. Что он делал так долгов Петербурге, я не понимаю. Он собирается писать комедию. Коля Конради, по-видимому, старается показать Модесту, что он в нем не нуждается, и путешествует по России самостоятельно. У меня в Петербурге была долгая беседа с КолейКон[ради], из которой я вынес очень тяжёлое впечатление. Он в высшей степени оказывается не благодарным в отношении Модеста 3 и, притом, изумительным скаредом. Не знаю, что будет дальше, но я на месте Модеста не оставался бы долее у него.

Воображаю, как ты, бедный, жаришься теперь в Тифлисе? У нас было несколько ужасно дождливых дней, так что я даже вовсе не выходил. Теперь погода опять хороша. С каким бы удовольствием я перенёсся бы денька на в Тифлис? Удивительно, как я его люблю. При одном представлении об улицах Тифлиса, его запахе, виде с Вашего балкона, Куре так; хочется перелететь туда, да, кстати, уж и повидать Вас, бедненьких, Татку расцеловать, послушать густого контральто Пани, посмотреть на тебя в мундире и т. д., и т. д., и т. д.

Обнимаю и целую всех Вас крепко,

П. Чайковский