Letter 3886

Date 26 June/8 July 1889
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1060)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 313 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 575–576
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 138–139

Text

Russian text
(original)
26 июля 1889
с[ело] Фроловское

Милый, дорогой друг мой!

Теперь уже Вы, вероятно, отдохнули от Вашего путешествия, освоились с новой обстановкой, и письмо моё не будет несвоевременно. Если я не ошибаюсь, Вы уже очень давно нежили на своей Сокольницкой даче и должны испытывать удовольствие некоторой новизны, водворившись в ней. От всей души желаю, чтобы Вам хорошо жилось этим летом и, главней-шим образом, чтобы столь беспокоющее Вас положение бедненькой Людмилы Карловны изменилось к лучшему.

Я все это время безвыездно жил в деревне и только третьего ездил в Москву по делу. Работал я, по обыкновению, очень напряженно и усиленно, ибо я связан сроком и нужно употребить все усилия, чтобы представить партитуру вовремя (пишу я, как уже, кажется, прежде сообщал Вам, балет «Спящая красавица»). Благодаря прохладной погоде, стоявшей во все продолжение июня, полному спокойствию и симпатичности сюжета — работа не особенно утомляла меня, и вообще все это последнее время я чувствовал себя очень хорошо.

Я уже писал Вам, вероятно, милый друг мой, что у нас в Консерватории совершился coup détat. С. И. Танеев, давно уже просивший отпустить его, теперь решительно отказался быть директором, и мы просили Сафонова принять на себя его наследие. Есть полнейшее основание надеяться, что Сафонов будет хорошим директором. Это очень деятельный, энергический человек, если не ошибаюсь, немножко честолюбивый (следовательно, находящий удовольствие не только в исполнении своего дела, но и в относительной высоте своего положения), и при всем этом прекрасный музыкант. Танеев остался в Консерватории в качестве преподавателя в контрапунктном классе. Инспектором назначена и уже утверждена в должности вдова покойного Губерта. Что касается Альбрехта, то он покидает свою должность и дирекция назначила ему очень большую пенсию. Словом все было бы благополучно, если бы только финансы нашего Муз[ыкального] об[щества] были хороши. К сожалению, они в самом критическом положении, и величайших трудов стоит сводить концы с концами.

Я решился, милый друг мой, на зиму искать квартиры в Москве. Во 1-х потому, что мне очень много будет там дела по устройству наших концертов, а во 2-х, потому, что живя в деревне зимой я в последние годы стал сильно страдать головными болями. Проработав целый день, вечером необходимо какое-нибудь рассеяние, напр[имер] небольшая партия в винт, или хотя прогулка, — чего в деревне сделать невозможно. И вот я решил попробовать основаться в Москве. Ищу небольшой отдельный дом или флигель в окраинах города, и, вероятно, в конце сентября перееду. Во Фроловском же все равно я остаться не могу, ибо моя хозяйка вырубила все леса, и вся прелесть моей здешней обстановки исчезла.

Будьте здоровы, дорогой друг мой!

Ваш П. Чайковский

Убедительно прошу Вас не стесняться ответами на мои письма и писать лишь, когда полнейший досуг.