Letter 3890

Date 30 June/12 July 1889
Addressed to Anna Merkling
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. С. И. Танеев. Письма (1951), p. 235–236
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 142
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (signature omitted)

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
30-го июня 1889 г[од]

Милая Аня!

Я по получении твоей восхитительной скатерти немедленно написал тебе, адресовав до востребования. Теперь спешу ещё написать по адресу. Именины мои прошли бы очень весело если б я чувствовал себя хорошо, но, к сожалению, я ни с того ни с сего разболелся и страдал целый день неистовой головной болью и тошнотой. Были у меня M[ada]me Новикова с сыном (очень мало Интересным молодым человеком), Саня Фонвизина с сестрой Пара ней, моя приятельница M[ada]me Губерт, два молодых Юргенсона, старый друг Н. Д. Кашкин, некто Н. Мамонтов и здешний батюшка. За обедом был: 1) чистый бульон с кулебякой из визиги, саго и яиц; 2) лососина; 3) разная зелень; 4) молодые тетёрки и 5) parfait из земляники. После обеда играли в карты, гуляли, пили чай и около 8½ все разъехались. Твоей скатертью все восхищались, и в самом деле эта работа очаровательная.

Очень печально было читать в письме твоём про безотрадную обстановку, среди которой Вы живете. Знаешь, Аня, мне приходило в голову пригласить Вас к себе; здесь очень хорошо. Боюсь только, что Вам не удобно будет! У меня теперь отвратительный дом в отношении приёма гостей, — нет хороших для них помещений. Но если Вы у довольствуетесь неважными комнатками и тесным помещением, То, ей-Богу, был бы рад принять тебя, Любу и детей у себя. Если П[ётр] И[ванович] с Вами, То, Конечно, и ему найдётся место. Что ты об этом думаешь? Для детей здесь раздолье!

Я решился жить будущую зиму не в Петербурге, а в Москве. Обстоятельства так сложились, что бросить Москву мне невозможно. Ищу теперь дом-особняк, где-нибудь на окраине.

Будь здорова, голубушка! Всем Вам очень кланяюсь!

Твой,