Letter 3903

Date 12/24 July 1889
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1061)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 314–315 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с Н. Ф. фон-Мекк, том 3 (1936), p. 578–579
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 155–156

Text

Russian text
(original)
с[ело] Фроловское
12 июля [18]89

Дорогой, милый друг мой!

Последнее письмо Ваше я уже давно получил и не отвечал сейчас же, ибо очень боюсь, что своими частыми письмами вызываю Вас как бы на ответ, — а ведь я знаю, что теперь Вам вовсе не до переписки со мной. Очень возмутительно и печально то, что Вы пишете о кн[язе] Шир[инском-Шихматове]! Я живо сочувствую Вам и понимаю, как Вы должны страдать от столь наглого и оскорбительного поведения человека, связанного с Вами столь близкими узами. Рассчитываю, что только время загладит понемногу Ваши раны. Дай Бог, чтобы это время пришло скорее.

Я продолжаю жить тихой, трудовой деревенской жизнью. Балет понемногу подвигается; но именно понемногу; теперь я уже не могу с такой быстротой работать, как в прежнее время. Хорошо то, что я доволен своим новым трудом и сознаю, что в отношении упадка изобретательной способности, которая в более или менее близком будущем мне угрожает, я ещё пока могу быть спокойным. Чувствую, что период упадка ещё не наступил, и это сознание, что я ещё не инвалид, радует меня. Знаю, что годы мои вовсе не такие, когда способности тупеют, но я в молодости слишком много работал, слишком часто переутомлял себя, и можно бояться, что упадок наступит ранее, чем бы следовало.

Я ездил в Москву, чтобы посмотреть квартиру, которую мне при искали, и уже нанял её. Она находится в очень тихом переулке, в конце Остоженки и очень мне нравится главное Тем, что это крошечный дом-особняк, где ни сверху, ни снизу меня не будут отравлять игрой на фортепьяно и где вообще мне будет покойно, насколько в городе может быть покойно. Я Вам писал, кажется, что решился против желания попытаться жить в городе потому, что в последнее время у меня по вечерам, если нет возможности развлечь себя от усталости после работы, — являются несноснейшие головные боли, а живя зимой в деревне, кроме чтения я не нахожу способов развлечь себя. Чтение же в конце концов есть тоже головная работа и причиняет эти ужасные нервные головные боли.

Теперь здесь гостят у меня брат Модест и Ларош, и вечера я провожу очень приятно. Если вел[икий] князь Конст[ан]тин] Никол[аевич] скончается, а это очень вероятно, мне придётся в качестве директора Муз[ыкального] общ[ества] ехать в Петербург. Едва ли можно ожидать, что он выздоровеет. Будьте здоровы бесценный, милый друг! Дай Вам Бог всякого благополучия.

Ваш П. Чайковский

Если Юлия Карл[овна] и Влад[ислав] Альберт [ович] с Вами, потрудитесь передать им мои приветствия.