Letter 3926

Date 31 August/12 September 1889
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Kamenka
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3214)
Publication П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 424–425 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 173
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 425–426 (English translation, abridged)

Text

Russian text
(original)
Каменка
31-го августа [18]89 г[ода]

Милый друг Толя!

Я здесь уже неделю и очень доволен своим пребыванием в Каменке. Главное хорошо то, что все здоровы! Не то, что прежде бывало, т. е. вечные болезни. Саша неузнаваема; она удивительно поправилась; сделалась Совсем как была прежде. Я застал здесь ещё Боба, который все более и более делается мне мил и дорог. Теперь он уже уехал. Я останусь до послезавтра (2-го сент[ября]) и поеду отсюда в Копылово к Анне на один день. Затем в Москву. Предстоит очень кипучая деятельность: 10-го сентября начнутся репетиции «Онегина» в новой обстановке в Москве. Засим приготовление к концертам и самые концерты. В ноябре дирижирование в Петербурге на Рубинштейновском торжестве, потом опять Москва, а там, быть может, и поездка за границу. Желательно, чтобы ко времени Рубинштейновских празднеств Вы были уже в Петербурге.

Жизнь здесь необычайно шумная; то именины Таси, то рождение Рины, то поездки в Вербовку или в лес, то встречание приезжающих, то про воды уезжающих, — удивляюсь только, как это я мог прежде здесь жить постоянно! Теперь я бы решительно этого не мог, но на время при ехать в Каменку и пробыть здесь несколько дней — очень приятно. Кстати и погода здесь все время стоит удивительная. Был Н. А. Римский-Корсаков и сегодня уехал. В большом доме все по-старому и все здоровы. Ната меня смешит одним новым фортелем, от которого я иногда катаюсь от смеха в конвульсиях. Об занятиях и думать нечего, — да это очень хорошо; я ощущаю большое удовольствие в безусловном ничегонеделании.

Засим, бедный страдалец (называю тебя страдальцем, ибо читал в газетах о невероятном Тифлисском зное), целую и обнимаю тебя. Передай письменные поцелуи Пане и Тате.

Твой, П. Чайковский