Letter 3985

Date 17/29 December 1889–26 December 1889/7 January 1890
Addressed to Nadezhda von Meck
Where written Saint PetersburgMoscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1068)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 337 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-А (1976), p. 218–220

Text

Russian text
(original)
17/29 дек[абря 18]89
С[анкт] Петербург

Милый, дорогой, бесценный друг мой!

Где Вы теперь? Я слышал, что Belair Вы продали, — но уехали ли Вы оттуда и куда именно, не знаю, а между тем ощущаю такую неодолимую потребность хоть немножко побеседовать с Вами, что начинаю писать, имея в виду отослать письмо, когда в Москве узнаю Ваш адрес от Алекс[андра] Карловича. Вот уже почти 3 недели, что я бездельничаю в Петербурге. Говорю бездельничаю, ибо своим настоящим делом я считаю сочинение; а все мои труды по части дирижирования в концертах, присутствования на репетициях балета и т. п., чем-то случайным, бесцельным и только сокращающим мой век, ибо нужно страшное усилие воли, чтобы переносить тот образ жизни, который я должен вести в Петербурге. Самое ужасное то, что я никогда [не] бываю один и вечно нахожусь в каком-то ненормально-возбуждённом состоянии. Это несомненно должно отозваться рано или поздно на моем здоровье. В эти 3 недели я постоянно должен был посещать репетиции моего балета, да кроме того пришлось дирижировать на русском симфоническом концерте. Балет, ради которого я так долго остаюсь здесь, со дня на день откладывается вследствие неготовых декораций, и теперь он назначен на 3 января. Между тем у меня в Москве много всякого дела, и я решился завтра, 18-го, туда уехать; к первому же представлению балета снова вернусь сюда. 6-го января я должен опять быть в Москве, чтобы дирижировать в концерте Муз[ыкального] общ[ества], где А. Г. Рубинштейн будет играть своё новое сочинение, а 14 снова в Петербурге дирижирую в Общедоступном концерте. Но затем!... больше сил нет; я решил отказаться от всех заграничных и здешних приглашений и уехать месяца на 4 куда-нибудь в Италию отдыхать и работать над будущей моей оперой. Я выбрал сюжетом для этой оперы «Пиковую даму» Пушкина. Случилось это таким образом.

Брат мой Модест, 3 года тому назад приступил к сочинению либретто на сюжет «Пиковой дамы» по просьбе некоего Кленовского, и в течение этих трёх лет понемногу сделал очень удачное либретто.


Москва
26 дек[абря]

Продолжаю письмо уже более, чем через неделю в Москве. Итак, либретто, для «Пиковой дамы» сделано братом Модестом для г. Кленовского, но сей последний от сочинения музыки в конце концов отказался, почему-то не сладив с своей задачей. Между тем директор театров Всеволожский увлёкся мыслью, чтобы я написал на этот самый сюжет оперу и притом непременно к будущему сезону. Он высказал мне это желание, и так как это совпало с моим решением бежать из России в январе и заняться сочинением, то я согласился. Было назначено заседание целой импровизированной комиссии, на которой брат мой прочёл своё либретто, причём были обстоятельно обсуждены сценические достоинства и недостатки его произведения, проектированы декорации, даже распределены роли и т. д. Таким образом, уже теперь в Дирекции театров идут толки о постанове оперы, ни одной ноты из которой ещё не написано. Мне очень хочется работать, и если удастся хорошо устроиться где-нибудь в уютном уголке за границей, мне кажется, что я свою задачу осилю и к маю представлю в Дирекцию клавираусцуг, а летом буду инструментовать его.

Здесь я провёл неделю в очень скверном состоянии духа. У меня была большая неприятность, и виновница этой неприятности госпожа, которую в переписке с Вами я называл когда-то известной особой. Не буду об этом распространяться, ибо слишком отвратительно все это. Уезжать, поскорее уезжать куда-нибудь! Никого не видеть, ничего не знать, работать, работать и работать... вот чего теперь жаждет душа моя. Между тем до отъезда ещё много предстоит хлопот и утомлений! Послезавтра еду в Петербург, где, наконец, балет мой пойдёт 3-го января, 5-го буду опять здесь, 7-го опять еду в Петербург и15-го уезжаю за границу. Был я на днях на концерте г. Пахульского. Он играл очень мило, музыкально и безупречно в техническом отношении. Но ему недостаёт силы и огня.

Посылал Алексея к Ивану Васильеву, чтобы узнать Ваш адрес. Слышал я, что Вы Belair продали, но не знал, где теперь находитесь. Желаю Вам, дорогой, милый друг, всякого благополучия и спокойствия на наступающий год. Будьте, главное, здоровы!

Беспредельно Вам преданный,

П. Чайковский

Юлии Карловне и Влад[иславу] Альберт[овичу] шлю приветствия и пожелания.