Letter 4249

Date 3/15 November 1890
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Frolovskoye
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2723)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 409 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 2 (1952), p. 187–188
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-Б (1977), p. 290

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Фроловское
3 ноября

Милый друг!

Начал я просматривать мои романсы в том порядке, как они теперь собраны, т. е. по голосам. В первой же серии я наткнулся на транспонировки, напр[имер], «Нет, только тот», и т. д. Транспонировки меня злят, раздражают, и просматривать их я решительно не в состоянии. Между тем я не могу быть уверен в своей памяти, т. е. не всегда помню, в каком тоне первоначально написан романс. Опусы 27 и 28 у меня оказались, и корректуру я буду делать на моих экземплярах. Остальных же романсов у меня нет. Времени терять не хочу и потому прошу тебя посланному вручить все остальные романсы тетрадями, в том виде, как они выходили. Я всё-таки не понимаю, в каком виде будет предпринимаемое издание. Если по голосам, то как же знать, какой подлинный тон романса? По-моему, полное собрание должно быть не по голосам, а подлинное, т. е. каждый романс должен быть награвирован, как был мною написан. Засим на каждом романсе ты можешь отметить, что он имеется, кроме настоящего тона, в таком-то и таком-то. Только в том случае, если ты издашь полное собрание подлинных (а не транспонированных) романсов, я согласен, чтобы выставлено было: издание, вновь пересмотренное автором. Просматривать все транспонировки я не в силах, терпения не хватает, — я и то сегодня ночью не спал от злости, ибо транспонировки романсов до того ужасны, до того переполнены самыми ужасными, грубыми ошибками, что решительно можно заболеть или с ума сойти от бешенства. Даже такой наиболее распространённый из моих романсов, как «Нет, только тот», обезображен совершенно непостижимыми ошибками и бессмыслицами.

Итак: я чрезвычайно радуюсь полному собранию и с удовольствием просмотрю и займусь им, но лишь под тем условием, чтобы оно состояло из подлинных тональностей.

Транспонировки же, уже после того, должны быть, во-1-х, радикально прокорректированы настоящим человеком, а не теми шутами гороховыми, которые у тебя нередко играют роль корректоров; а во-2-х, сверены с моими поправками на подлинных романсах. Многие из романсов подвергнутся не только поправке, но и переделкам. Мне хочется, чтобы новое издание было совсем безупречным изданием.

Итак, пожалуйста, пришли мне с посланным все романсы (кроме первых трёх тетрадей) тетрадями, в том виде, как они появились. Я не успею просмотреть всего; пришлю, сколько сделаю; а остальное просмотрю уже в Петербурге. Спешить особенно нечего! Мне кажется, что скверно напечатаны, т. е. кое-как (ибо в молодости я совсем не заботился о корректуре). Только первые три серии; надеюсь, что в остальных мне нечего будет поправлять. А всё-таки хочу просмотреть. Мне очень, очень хочется, чтобы ты последовал моему совету и ограничился изданием полного собрания подлинных романсов, с отметками на каждом, что он имеется и для других голосов.

Твой, П. Ч.

Уеду завтра вечером или послезавтра. Не знаю ещё, где мне приищут помещение. Если что нужно будет, адресуй Модесту или Осипу Ивановичу.

Frolovskoye
3 November

Dear friend!

I started to review my romances in the order in which they are now arranged, i.e. by voice. In the first of these series I encountered transpositions, for example, "None but the lonely", etc. Transpositions enrage and frustrate me, and I am categorically not in a position to review them. Furthermore I cannot be sure of my memory, i.e. I don't always remember in what key a romance was originally written. It turned out that I had opuses 27 and 28, and I will be proofreading my copies. I don't have the remaining romances. I don't want to waste time and therefore I ask you to send a messenger with of all the remaining sets of romances, in the form in which they came out. All the same I don't understand the form in which the edition will be undertaken. If it is by voice, then how will one know a romance's original key? In my opinion the complete collection ought not to be by voice, but the original, i.e. each romance ought to be engraved as I wrote it. Then for each romance you can note that exists as this or that, besides the original key. Only if you were to publish a complete collection of original (i.e. not transposed) romances, would I consent to it being described as a new edition reviewed by the author. I don't have the patience or fortitude to review every transposition — I couldn't sleep last night through rage, because the romances have been transposed so terribly, to the point of overflowing with the most awful and vulgar mistakes, that I could have been decidedly ill or driven made by rage. Even the most prevalent of my romances, such as "None but the lonely" have been disfigured by completely incomprehensible mistakes and nonsense.

So: I am extremely pleased with the complete collection and will be pleased to review and involve myself with it, but only under the condition that it is exists in the original keys.

Beyond that, the transpositions ought to be: 1) thoroughly reviewed by a genuine person, and not those petty jesters whom you frequently have play the role of proofreaders; and 2), verified against my corrections to the original romances. Many of the romances will undergo not only corrections, but also alterations. I wish the new edition to be a completely flawless edition.

So, please send me a messenger with sets of all the romances (apart from the first three sets), in the form in which they originally appeared. I won't manage to look at everything; I'll send however much I can do, and look at the rest in Petersburg. There's no particular rush! They appear to me to have been badly printed, i.e. rough and ready (because in my youth I didn't concern myself at all with proofreading). Just the first three series; I hope that I'll have nothing to correct in the rest, although I want to review them all the same. I very, very much wish you to heed my advice and confine yourself to publishing a complete collection of original romances, with remarks that each may be had in other voices.

Yours, P. T.

I'm leaving tomorrow night or the next day. I don't know where I'll be staying. If you need anything, write to Modest or Osip Ivanovich.