Letter 4405

Date 14/26 June 1891
Addressed to Aleksandr Ziloti
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3027)
Publication Русская музыкальная газета (1908), No. 47, p. 1043–1044 (abridged)
Александр Ильич Зилоти, 1863–1945. Воспоминания и письма (1963), p. 120–123
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XVI-А (1976), p. 139–142

Text

Russian text
(original)
с[ело] Майданово
14 июня 1891 г[ода]

Милый друг Саша!

Я провёл несколько ужасных дней. В прошлом письме я писал тебе, что потребовал на просмотр корректуры «Бури» и 4-ручного переложения «Сп[ящей] красавицы». Ужаснее корректуры для меня ничего. нет в мире, и тем не менее я рад, что. успел вовремя просмотреть то и другое. Я бы пришёл в отчаяние, если б партитура «Бури» появилась в продаже в там виде, в каком ты разрешил её печатать. В нотах ошибок я нашёл очень мало, хотя несколько очень крупных (как, напр[имер], на стр. 7-ой в виолончелях). На ты не обратил никакого внимания на знаки, на нюансы! Они та совсем не выставлены, то выставлены не так и не там, где следует. Исправивши все эта, я, кстати, множества обозначений прибавил и переменил. Ведь это новое, второе издание! Именно оно требовало авторского просмотра. Сколько раз я просил Петра Ивановича не выпускать новых изданий без моего ведома, но он и в ус себе не дует. Корректуру «Бури» я высылаю сегодня в Москву, и по исправлении тебе её опять пришлют. Сделай милость, голубчик, просмотри внимательно, не осталась ли ещё ошибок. Уж очень я теперь страдаю, когда вижу мои вещи, выпущенные с ошибками.

Сделал я также 2-ю корректуру Пролога «Спящей красавицы». Порядочно намучился я, делая эту корректуру. Во 1-х, вероятно, второпях ты 1-ую корректуру сделал очень поверхностно. Но, вероятно, при второй ты многое бы исправил. Дело не в ошибках, а в том, что мне самое переложение не нравится. Большая была ошибка, что мы поручили эту работу мальчику, хотя и очень талантливому. Не то, чтобы она была сделана небрежно; напротив, видно, что он обдумывал каждую подробность. Но в этом переложении 2 ужасных недостатка:

1) отсутствие смелости, мастерства, инициативы; слишком рабское подчинение авторитету композитора, вследствие чего нет силы и блеска;

2) слишком заметно, что автор переложения в 4 руки делал его с двухручного клавираусцуга, а не с партитуры. Многих подробностей, поневоле пропущенных в клавираусцуге, на совершенно удобных и возможных для 4-х рук, — нет!

Увы, эти 2 недостатка непоправимы. До некоторой степени кое-где я пополняла и изменял, как ты увидишь, — но от этого дело мало выиграет. До чего. Рахманинов держался клавир-аусцуга, видна из расположения гармоний в forte. Где у тебя в клавираусцуге так:

4405 ex1.jpg

там у него непременно так:

4405 ex2.jpg

Но ведь тут, само собою разумеется, нужны терции и в левой руке:

4405 ex3.jpg

Вообще неопытность и несмелость на каждом шагу дают себя чувствовать. Напр[имер], как странно он сделал арпеджии в арфах! Какие там невероятные паузы 4405 ex4.jpg и т п.!!!!

Это упражнение из класса элементарной теории!!! Однако справедливость требует сказать, что твой кузен всё-таки отнёсся я делу очень старательно, вследствие чего многие места вышли очень легко и удобно. Недостаёт именно смелости, инициативы, творчества!!! 1-ое действие я не просматривал, ибо так расстроил себя всеми этими корректурами, что уже несколько дней скверно сплю, просто чуть не болен!

Умоляю тебя, Саша, если ещё не поздно, если это тебе не слишком противно, если ты меня хоть немножко жалеешь, займись обстоятельной корректурой того, что награвировано, а то, что ещё не награвировано, я попрошу тебе переслать из Москвы. Может быть, ты в рукописи кое-что изменишь. Не знаю, имеешь ли ты около себя с кем в 4 руки можно поиграть? Может быть, Вера поможет тебе в этом случае? Сколько мне кажется, ты к концу сезона был настолько утомлён, что. уже не особенно внимательна корректировал. От-дохни и потом понемножку окажи мне дружбу и займись обстоятельным пересмотром и корректированием балета. Я желал, чтобы балет был сделан в 4 руки так же обстоятельно, серьёзно, мастерски—как бывают переложения симфоний. Увы, этого уже не может быть; дела непоправимо. По крайней мере, пусть будет хоть несколько лучше, чем как оно есть теперь.

Прости ради Бога, что я тебе навязываю эту обузу, — но, ей-Богу, я без тебя пропаду. Самому этим заниматься ввиду страшного нетерпения приняться за сочинение—мне невозможно. Я только себя расстрою окончательно, а хорошо не сделаю.

Итак, ты получишь

1) Ещё одну корректуру «Бури ». Потрудись а) проследить, поправлены ли мои отметки, и б) посмотреть ещё раз, нет ли где не замеченных нами ошибок.

2) Корректуру Пролога балета. Эти две корректуры, а также рукопись переложения (ещё не награвированного) ты получишь из Москвы.

3) Отсюда я тебе высылаю рукопись и корректуру 1-го действия «Сп[ящей] кр[асавицы] ». В рукописи я сделал отметки красным карандашом. Обрати на них внимание.

Прости! Не сердись! Помоги!

Твой П. Чайковский

Обнимаю тебя. Целую ручку Веры.