Letter 4622

Date 19 February/2 March 1892
Addressed to Eduard Nápravník
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3360)
Publication Чайковский. Воспоминания и письма (1924), p. 217–218
Переписка Е. Ф. Направника с П. И. Чайковским (1959), p. 180
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XVI-Б (1979), p. 41–42

Text

Russian text
(original)
19 февр[аля] [18]92
с[ело] Майданого

Голубчик Эдуард Францевич!

Бесконечно рад, что Володя доволен своим пребыванием у меня, но поверь, что я, наверное, ещё более, чем он, доволен нашим, к сожалению, временным сожительством. Более милого, приятного, ровного нравом, симпатичного сожителя нельзя себе и представить. Я с грустью и почти ужасом думаю о том, что скоро этому наступит конец. Я предвижу для Володи очень хорошую будущность, ибо для меня оказалась новостью его необыкновенная способность к упорному труду. Этого качества я за ним не подозревал. Просто трогательно видеть, как он усердно работает, не теряя ни единой минуты дня. Таким прилежанием он вполне заслужил право в Москве повеселиться, и кажется, что ему там в самом деле было весело.

Ужасно рад, что услышу «Дон-Жуана»; как раз в это время буду в Петербурге. Тебя, как композитора, действительно обидно игнорируют и критика (которая, впрочем, занимается только самовосхвалением), и те учреждения, которым следовало бы воздавать должное такому талантливому мастеру, как ты. Но, хотя и поздно, но поверь, голубчик, что ты своё возьмёшь. Будем надеяться, что «Дон-Жуан» положит начало истинному и общему признанию тебя. Мы с Володей с великим удовольствием играли «Демона» и «Танцы». Действительно странно, что для бездарного Казаченко (я знаю его оперу) находят время и возможность, — а для Аренского, напр[имер], не находят. О Бларамберге и Юферове я имею очень невысокое мнение. Этот Юферов не совсем лишён таланта, но дилетант до мозга костей. Что касается Кроткова, то о нем и говорить не стоит. Голубчик, при случае замолви словечко за Аренского. Его следует поощрять; он способен упасть духом и погибнуть от пьянства и всяческого безобразия. Между тем это настоящий большой талант.

До свиданья, дорогой, милый друг!

Чайковский