Letter 634

Date 31 October/12 November 1877
Addressed to Aleksandra Davydova
Where written Clarens
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 17, л. 38–39)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 307–308
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 214–215
Notes Original incorrectly dated "1/13 November"

Text

Russian text
(original)
Clarens
1/13 ноября

Сегодня понедельник, милая и дорогая Саня, а в прошлую среду, узнав из твоего письма 1 о твоей болезни, мы с Толей были так огорчены и обеспокоены, что тотчас же послали Леве телеграмму с уплоченным ответом. До сих пор мы не получили ответной телеграммы. Беспокойство наше увеличивалось с каждым днём. Кроме того, мы совсем приготовились ехать в Италию и только ожидание ответной телеграммы задерживало нас. Между тем, сегодня Толя получил письмо твоё, из которого можно заключить, что во всяком случае ты на пути к выздоровлению. Это нас успокоило. Мы пришли к заключению, что или наша телеграмма не дошла до вас, или ваш ответ до нас. Вследствие этого мы решились сегодня ехать.

Ты требуешь, чтоб я решал, что делать Ант[онине] Ив[ановне]? Я полагаю, что это ей нужно решить. Что касается денег, то в течение нынешнего года, т. е. до будущей весны, я буду посылать ей денег в неопределённом количестве, ибо и мои средства, хотя обеспечены, как я писал тебе, но тоже неопределённы. Толя дал ей, уезжая, что-то около 300 рубл[ей] из моих денег; я думаю, что до 1-го декабря ей больше не нужно. Впрочем. я просил её совершенно не стесняясь требовать от меня денег. сколько ей нужно, и я буду по мере возможности удовлетворять её нужды. В будущем же году, т. е. с 1-го сент[ября]. я буду ей платить ежемесячно известную сумму, но мне трудно давать ей более 100 р[ублей]. Что касается её уверений, что она зарабатывала 100 р[ублей], то не входя в подробности, прямо скажу тебе, что это ложь. Во всяком случае, я лучше готов лишиться необходимого, чем не платить ей столько, сколько нужно, чтобы я мог считать себя удовлетворившим её за её грустное положение.

Напрасно ты полагаешь, мой Ангел, что я недостаточно сознаю свою вину перед ней. Может быть, я сознаю её более, чем она сама. Я ей предоставил полную свободу требовать от меня, чего она хочет. Если ей вздумается развестись со мной, чтоб выйти замуж, то я на это совершенно согласен и устрою ей это, но не теперь. В настоящую минуту я не могу вернуться в Россию. Я болен. Мне нужно набраться сил. В болезни моей, т. е. сильно потрясённой нервной системе, нет ничего серьёзного. Но в том положении, в котором я нахожусь теперь, мне нельзя принять на себя хлопоты о разводе. Не беспокойся обо мне. Я получил целую массу предложений денежных средств для того, чтобы выжить этот год за границей. Я совершенно обеспечен и могу даже уплачивать некоторые долги. Толя привезёт с собой к вам в Каменку известную сумму денег, из которой часть может взять Ант[онина] Ив[ановна], а другую часть Лева возьмёт в счёт долга.

Как мне благодарить тебя за все, что ты для меня делаешь! Авось когда-нибудь лично выскажу свою благодарность! Для моего спокойствия необходимо, чтоб я знал, что все живущие в Каменке, несмотря на все, сохранили ко мне хоть часть любви своей. О! что бы я дал теперь, чтоб поцеловать ручку Алекс[андры] Ивановны, Лизав[еты] Вас[ильевны] и т. д. Как мне хотелось бы обнять тебя, Леву, всех вас. Если можешь, пожалуйста, не разлюби меня.

Твой, П. Чайковский

P. S. Отвечай, пожалуйста, в Naples, poste restante. Как я бы хотел развязаться с квартирой! Это зависит от А[нтонины] И[вановны].