Letter 986

Date 27 November/9 December 1878
Addressed to Modest Tchaikovsky
Where written Florence
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1515)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 465–466 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 183 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VII (1962), p. 484–485 (abridged)
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 180 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
Флоренция  9 д[екабря]
27 н[оября]
 1878

Милый Модя! Представь, что я не помню, кому из двух я писал в последний раз. Ну, все равно. В благодарность за телеграмму о симфонии напишу сегодня тебе. Телеграмма мне была чрезвычайно приятна. Я совсем и Её знал, что симфония пойдёт так скоро. В тот же день, но после твоей, я получил ещё телеграмму от Велинской.

Я начинаю до того сживаться с Villa Bonciani, с своим одиночеством, с восхитительной тишиной моей чудесной квартиры, что уж, окончательно не скучаю. По вечерам иногда бывает 40 того хорошо! Книг у меня не мало. Есть и ноты. То и другое присылает Н[адежда] Ф[иларетавца], но есть и свои. Я купил «Le Roi de Lahore» Massenet и с величайшим удовольствием играю эту оперу. Черт возами, сколько у этих французов вкуса, шика. Советую тебе достать. Я бы очень беспокоился, так давно не имея известий от Толи (последнее его письмо было от 12-го) и от тебя, если б не телеграмма и не другие письма. Но всё-таки оба вы скупеньки. Впрочем, пиши лучше реже, но так объёмисто и интересно, как твоё последнее письмо. Итак, мне здесь прекрасно, и так как я знаю, что ничто мне не мешает, когда захочу переменить место и образ жизни, то я не скучаю. На близость Н[адежды] Ф[иларетовны] всё-таки делает моё пребывание здесь как бы не свободным. Притом, несмотря на все её бесконечные и ежедневные уверения, что она счастлива, чувствуя меня близко, мне все кажется, что и она должна ощущать нечто ненормальное. Она, бедненькая, считает своим долгом ежедневно писать мне письма, и видно, что иногда затрудняется в матерьяле для беседы. С своей стороны и я тоже не всегда имею что писать, а тоже почитаю себя как бы обязанным ежедневно писать. А главное, меня все преследует мысль, что она уж не хочет ли заманить меня? Но, впрочем, ни в одном письме намёка на это нет.

В город я теперь почти не хожу. Причиною этого Наполеон. Я не могу не встретить его, и это мне тем более надоедно [...] Он дал мне снятые для меня и тебе две карты, за что получил 14 лир и обещание повидаться. Но свидания не будет. Раз я был с Алёшей в театре, и была скучно, хотя играла замечательная 10-летняя девочка, которую называют la piccola Ristoriz! Завтра еду в Pergola слушать новую оперу: «Il violino del Diavolo». Я уже кончил инструментовку двух последних нумеров сюиты, а 3-х первых до сих пор не получил. Я не скучаю, повторяю это, но что бы я дал, чтоб вдруг ты с Колей очутился тут, как в прошлом году? Целую тебя и Колю; сегодня я об нем много вспоминал. Толю тоже целую, напишу скоро.

Твой П. Чайковский

Алёша до того очаровательно мил, что нельзя передать словами. Я не могу понять, что с ним было в прошлом году!!!