Letter 108

Date between 31 October/12 November and 6/18 November 1867 (?)
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 101–102
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 36–37 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 128–128
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 34–35 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
Анатолий! Давно уже ни от кого из Вас я не имею известий; надеюсь, что все здоровы, — иначе Вы бы написали мне. У меня всё благополучно, и нового даже сообщить. нечего; в субботу будет наш первый концерт, чему я очень радуюсь, ибо, вообще говоря, в Москве наслаждаются более чувственно, чем духовно, т. е. невероятно много едят и пьют. Концерты принесут, наконец, музыкальную пищу, в к[ото]рой я сильно нуждаюсь. так как без них, подобно медведю в берлоге, питаюсь собственными силами, т. е. моими сочинениями, не выходящими у меня из головы. Как ни стараюсь жить смирно, в Москве без пьянства и объедения обойтись невозможно. Для примера скажу тебе, что вот уже дней пять, что я возвращаюсь домой позднею ночью с переполненным брюхом. Впрочем, не думай, что я ничего не делаю; с утра до обеда я занят беспрерывно.

Вчера у нас шла в первый раз опера Кашперова. Я думаю. что с тех пор, как пишутся оперы, такой мерзости ещё не бывало; справедливость, впрочем, требует сказать, что успеха она собственно не имела, хотя благодаря превосходному пению Меншиковой (для которой и я пишу роль) и шуму и треску 3-го акта не шлёпнулась со скандалом. На днях я встретил в опере Киреева, а сегодня он был у меня; предоставляю тебе судить, как это было мне приятно. Какой он милый, хоть и не так хорош собой, как прежде. С неделю тому назад я выслал 40 р[ублей] с[еребром] Авд[отье] Як[овлевне] и 25 Дитловой.

Целую тебя. Расцелуй Папашу, Лизав[ету] Мих[айловну] и Модеста.

Письмо под m 1 я написал уже дней пять тому назад и по рассеянности забывал отослать на почту. С тех пор никаких особенных происшествий не было, кроме разве «Грозы», да, впрочем, и об ней я писал. Был также первый концерт музыкального общества. Приехал из-за границы мой ученик Володя Шиловский, который все время прожил там вместе с Тётей Катей и сошёлся с ней самым интимным образом. Она теперь живёт в Баден-Бадене.

Вчера целый день провёл с Киреевым, вместе с ним обедал, а потом ездили с ним к цыганам, которых он очень любит.

Прощай. Скажи Папаше, что на днях пишу ему. Модеста за письмо благодарю.