Letter 129

Date mid/late January 1869
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 308 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 120–121
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 48–49 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 153–154
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 47 (English translation; abridged)
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
Милый мой Анатоша! Вчера я получил письмо от Моди, в котором он меня ругает за то, что я ему давно не пишу; но так как я помню, что очередь за тобой, то сегодня пишу тебе, а Модьке скажи, что он получит от меня письмо на будущей неделе.

Я теперь в больших хлопотах. «Воевода» ставится; каждый день репетиции, и я едва нахожу время успевать везде, где нужно; этим объясняется и моё долгое молчание. Опера идёт покамест плохо, но все относятся к ней с большим старанием, так что можно надеяться на порядочные результат. Меньшикова будет очень хороша; особенно хорошо она поёт во 2-м действии песню «Соловушко громко свищет»! Тенор также очень недурён, но бас плох. Если опера сойдёт хорошо, я постараюсь устроить, чтоб Вы оба приехали в Москву на масленице.

Начал уже писать другую, не скажу на какой сюжет, ибо хочу до некоторого времени оставить в тайне, что я её пишу; каково будет удивление, когда узнают, что летом (я сильно надеюсь на то, что летом буду иметь возможность писать) я уж навалял пол-оперы. В том концерте будут играть мою новую симфоническую фантазию, кажется, вещь недурная и очень эффектно оркестрованная; она называется «Фатум».

Касательно известного тебе любовного пассажа. случившегося со мной в начале зимы, скажу тебе, что очень сомнительно, чтоб моё вступление в узы Гименея состоялось; это дело начинает несколько расстраиваться; подробности рассказывать теперь ещё преждевременно; когда увидимся, может быть, расскажу.

Лизавета Васильевна здесь, я раз обедал у К[атерины] В[асильевны] и виделся с ней. Димочка поправился. По правде сказать, Давыдовские отрасли меня несколько тяготят в Москве. Во-первых, нужно у них бывать (у П[етра] В[асильевича] я до сих пор ещё не был), а, во-вторых, приходится вступать в конфиденциальные разговоры о моей женитьбе, а ты знаешь, как я сообщителен в отношении всем меня касающегося. Впрочем, К[атерина] В[асильевна] мне чрезвычайно симпатична.

Коля мне писал, что он к 1-му представлению моей оперы (предполагаемому на 27 число), вероятно, будет в Москве.

К масленой недели я получу разовые деньги за оперу и тогда немедленно вышлю должные тебе 200 руб[лей] с[еребром]; не сомневайся в них.

Обнимаю тебя, мой милый, и остаюсь

[П. Чайковский]

Поцелуй Модю, Папочку и Л[изавету] М[ихайловну]. Какой вздор Вы оба пишете, говоря, что я перестану Вас любить из-за Арто. Если б таких, как она, появился целый десяток, то и тогда я бы любил Вас по-прежнему. Поцелуй от меня покрепче тётю Лизу.