Letter 169

Date 1931 December 1869
Addressed to Aleksandra Davydova
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 16, л. 57–58)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 141–142
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 60 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 195–196
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 58 (English translation)

Text

Russian text
(original)
Москва, 19 декабря

Милая и дорогая Саня!

Прости, голубчик, что давно не писал, — а главное, что ничего окончательного не дал тебе знать а музыкальной гувернантке. Поиски мои не увенчались успехом, и я теперь, припоминая, с какой уверенностью говорил тебе об этом предмете летом, стыжусь за себя. Но, право, я не думал, что это так трудно.

Вера Вас[ильевна] прожила здесь недели три и уехала наконец дня три тому назад с Толей, который поехал в Петербург хлопотать о месте. Я виделся с ней неоднократно. Её обращение со мной мне не очень-то понравилось; в нем весьма заметно тайное желание дать мне почувствовать, что прежнее все кончилось. Мне с ней от этого как-то неловко было. С Колей и Толей я на днях обедал у Лизав[еты] Серг[еевны]. Она очень любезна; Пётр Вас[ильевич] чрезвычайно мил. Но я всё-таки не могу к ним привыкнуть. Накануне отъезда Вер[ы] Вас[ильевны] были вечером у Катер[ины] Вас[ильевны] Переслени. Она по-прежнему прелестна.

Не знаю, писал ли я тебе, что мои летние труды напрасны; опера моя идти в нынешнем сезоне не может. Я сначала впал в меланхолию, получив это грустное известие, — но теперь привык к ужасной мысли, что я был глупейшим образом обманут—и успокоился. Начинаю сильно подумывать о новой опере, — но не могу остановиться ни на одном сюжете; а покамест написал увертюру и 6 романсов. В Петербург не поеду; антипатия моя к этому омерзительном городу делается все сильней и сильней.

В[ера] В[асильевна] говорила мне, что ты совсем помирилась с Ник[олаем] Вас[ильевичем]; значит вы опять надолго прикованы к Каменке. Может быть, летом опять увидимся, едва ли удастся съездить полечиться за границу. То обстоятельство, что оперу не дадут в нынешнем сезоне, расстроило все мои планы; но что всего более меня пугает, так это то, что я решительно не вижу, из каких сумм выдам обещанную Модесту сумму. Впрочем, до этого ещё далеко. Очень рад был увидеть Толю, хотя мне и не нравится, что он поехал в Петербург без всякой надобности, только чтоб деньги тратить. Адамов пишет, что ему нечего беспокоиться; что место он наверное получит. Жалко, что железная дорога не идёт прямо до Каменки, а то бы наверное приехал к тебе на рождество; так хочется взглянуть на вас всех. Целую Леву и всех детей. Кланяйся Ник[олаю] Вас[ильевичу], Плескому, Дериченке, няне Фёдоре и всем.

Обнимаю тебя.

П. Чайковский