Letter 204

Date 4/16 September 1870
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 160–161
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 229–230
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
4 сентября 1870.

Толя!

Ты мне не писал уже 4 месяца, и нужна моя вся ангельская доброта, чтобы платить тебе за зло моими добрыми, милыми письмами. Но, видно, мне справедливость будет отдана лишь на том свете. Не знаю, известно ли тебе, но так и быть. скажу, что я провел 6 недель в Швейцарии, где испытал много приятных минут; потом поехал в Мюнхен, где прогостил сутки у Голицына, оттуда в Вену, к[ото]рая мне понравилась едва ли не более всех городов в мире, и, наконец, с торжеством достигнул Петербурга 24 августа. В Вене я, между прочим, видел нашего дорогого брата Николая. В Питере я провел неделю и жил в полнейшей зависимости Мещерсжого, не дозволявшего мне бывать нигде, кроме его. К счастью, в Петербурге никого больше не было. Что касается Папаши, то я его нашел веселым и здоровым; вообще он произвел на меня в высшей степени отрадное впечатление. Толстушка тоже мила по-прежнему. Ничего тебе не говорю о Коле Шоберте; ты догадываешься, что мне жаль его, очень жаль.

Я чрезвычайно недоволен Модестом; выманив у Папаши около 500 рублей, — он их все прокутил; вместо Тамбова, где он в обществе Карцовых нашел бы себе значительную нравственную поддержку, он поехал в Симбирск, чтобы жить с пьяницей Валуевым и играть с ним с утра до вечера на биллиарде. На второй же день своего приезда он уж навалял Папаше отчаянное письмо о безнадежности своего служебного положения. Адамов смеялся над .вздором, к[ото]рый он в этом письме пишет. Вообще глупо, глупо, глупо. Про тебя я слышал, что ты ведешь безобразную жизнь. Скажи, пожалуйста, не глупо и не безобразно ли это. Губерт говорит, что ты не бываешь ни вкаких семейных домах; это мне ужасно не нравится. Пиши, любезнейший, и притом скорее.