Letter 372

Date 21 November/3 December 1874
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1087)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 451 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 208–209 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 91–92 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 379–380 (abridged)
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 90 (English translation; abridged)

Text

Russian text
(original)
21 ноября 1874 г[ода]
Москва

Толя! Ваше общее молчание. меня начинает беспокоить; я начинаю думать, что случилось что-нибудь нехорошее и что кто-нибудь из вас болен. Особенно меня удивляет Модест. Мне известно, что на днях играли мою «Бурю»; отчего он мне не доносит об исполнении этого сочинения. После квартета он написал мне два премилые письма; тогда и Малоземова. мне написала, — а теперь никто, кроме Стасова, писавшего мне после первой репетиции. Странно!

Ты мне велел написать, когда я поеду в Киев. Исполняю это приказание. Я получил на днях письмо от Сетова, уведомившее меня, что «Опричник» должен был идти 19 числа. Я просил Сетова назначить одно из представлений (если опера не провалится) 1-го декабря, в воскресенье. Жду от него извещения. Если он ответит утвердительно, то я еду в пятницу (29 ноября) с вечерним поездом н возвращусь в среду. Итак, если можешь ехать, приезжай в четверг. Впрочем, прошу тебя не жертвовать службой ради удовольствия. прокатиться.

Я теперь весь погружен в сочинение. фортепьянного концерта. Хочу непременно, чтоб Рубинштейн в своём концерте сыграл его; дело идёт очень. туго и плохо даётся. Я по принципу насилую себя и принуждаю свою голову измышлять фортепьянные пассажи; в результате — порядочно расстроенные нервы, и вот именно поэтому мне и хочется съездить в Киев, хотя этот город, утративши Толю, утратил для меня и 9/10 своей прелести. К тому же я ненавижу «Опричник» всеми силами души. Ну, словом, хочу прокатиться, и, разумеется, было бы очень. приятно прокатиться. с тобой.

Мне очень любопытно знать, как ты проводишь время, поселился ли с Лопухиным, часто ли бываешь у Папаши, видишься ли с кузинами Анной и Лидиями, кутишь ли, еблив ли и т. д.? Вообще у тебя матерьял для письма найдётся. тогда как моя убийственно-бесцветная жизнь, или, лучше сказать, прозябание, лишено всякого фактического интереса. Не рассказывать же тебе, какие кушанья слопал вчера Ник[олай] Львович у Боде, а также подробности вечера, проведённого им у Оконешникова, или об истерике Кадминой и остротах Губерта. Завтра идёт у нас в концерте моя увертюра к «Вакуле», названная в афише увертюрой к неоконченной опере. Отвечай мне поскорее. Целую тебя крепко.

П. Чайковский

Я видел сегодня необыкновенно страшный сон об Апухтине. Что он?