Letter 4186

Date 1/13 August 1890
Addressed to Ivan Vsevolozhsky
Where written Saint Petersburg
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 36)
Publication Пиковая дама. Опера, музыка П. И. Чайковского. Сборник статей (1935), p. 66–68
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XV-Б (1977), p. 225–226

Tex

Russian text
(original)
1-го августа, 1890
С[анкт] Петербург

Глубокоуважаемый Иван Александрович!

Письмо Ваше из деревни я получил уже здесь. От всей души благодарю Вас за него. Ввиду Вашего вероятного выезда в Петербург я уже лишу себя на сей раз у довольствия побывать у Вас, дорогой Иван Александрович. Сегодня я уезжаю в Москву, оттуда в Курскую губернию, в Киевскую, в Таганрог и, наконец, в Тифлис, где намерен остаться около 2 месяцев. Приеду я в Петербург в конце октября незадолго до начала репетиций и, само собой разумеется, останусь до первого представления. Несмотря на задержку в писании декораций, которая так сокрушает Вас, я надеюсь, что «Пиковая Дама» всё-таки пойдёт в предположенное время. Это было бы очень, очень, очень желательно.

Во время бытности Вашей в сентябре в Москве мне не у дастся Вас видеть, и поэтому я пользуюсь настоящим случаем, чтобы высказать все имею сообщить Вам по поводу «Пиковой дамы».

1) Я ни единой секунды не думал о возможности исполнить смелую фантазию г[осподин] Félix Mackar'а о выписке из Парижа репортёров к 1-му представлению «Пиковой дамы». Рассказал об этом курьёзе Бенкендорфу, который попросил у меня письмо Маккара, чтобы показать его Вам только à titrede curiosité.

2) Ласкаю себя надеждой, что в[еликая] к[нязя] Владимир Александрович уладит вопрос о появлении Екатерины в конце 3-ей картины.

3) О Медее Фигнер и Мравиной напишу Направнику сейчас же. Обижать Мравину, которая во многих отношениях вполне удовлетворяет требованиям партии Лизы, я ни за что бы не хотел. Но так как Фигнер с женой вместе проходят свои партии, причём я имел случай убедиться, как Фигнер тонко, верно и чутко понимает все, что нужно, дабы партия Лизы выдвинулась на первый план, — я не могу не желать, чтобы на первом представлении пела Медея. Её участие в высшей степени желательно для того, чтобы Фигнер чувствовал себя совсем à son aise.

4) Весь нотный матерьял в дирекцию уже доставлен. Транспонировку, которую пришлось сделать для Фигнера (к крайнему моему прискорбию), я вчера вручил Христофорову.

Как я бы желал, Иван Александрович, чтобы «Пиковая дама» пришлась Вам по сердцу! Судя по тому восторгу и блаженству, которое я испытывал, сочиняя её, я твёрдо надеюсь, что это так и будет. За Ваши заботы о постановке оперы я Вам безгранично благодарен! С наслаждением помышляю о возвращении в Петербург, о репетициях, об осуществлении моих мечтаний. Что касается обстановки оперы, то предвижу, что действительность — благодаря Вам — далеко превзойдёт мои смелые мечтания. Что же касается музыкальной стороны, — то я уже теперь знаю, что Фигнер будет превосходен. Какой драгоценный артист этот Фигнер и какое он блестящее исключение из той общеизвестной истины, что «les ténors sont bêtes»! Медея в сильных местах, особенно в картине на берегу Невы, будет тоже очень хороша. Надеюсь, что и другие исполнители будут хороши, а что касается оркестра и хоров, то не сомневаюсь, что с этой стороны все будет ладно.

Если Вам вздумается что-либо письменно сообщить мне, то до 1-го сентября прошу адресовать так: Фастовская линия, ст[анция] Каменка, а после 1-го сентября в г[ород] Тифлис. Консульская, д[ом] Тебенькова.

До свиданья, будьте здоровы!

Искренно уважающий и преданный,

П. Чайковский