Letter 522

Date 15/27 December 1876
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 1105)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 265–266
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VI (1961), p. 94–95

Text

Russian text
(original)
Москва
15 декабря 1876

Милый Толя!

Напиши мне, голубчик, как здоровье Папаши? Я уже давно не имею об этом сведений.

Я решил мысленно поездку в Каменку не совершать. Во-1-х, денег нет, — но это неважно, — достать всегда можно. Во-2-х, боюсь задержек по случаю мобилизации, а также по причине заносов и метелей. В-3-х), эта поездка, которая отнимет у меня на одну езду дня 3, туда, да столько же назад, — не только не освежит, — но напрасно утомит. В-4), мне неловко после массы пропущенных классов снова пропускать, — а это неизбежно ввиду того, что у нас празднуется всего 3 дни. В-5), я, вероятно, буду что-нибудь в свободные дни писать. В-б), мне лень тронуться. Сначала по приезде сюда из Питера я чувствовал себя очень плохо, главнейшим образом страдал желудок, который не в меру принимал в себя в Питере шампанского. Теперь я чувствую себя (тьфу, тьфу, тьфу!) отлично и ощущаю непомерную потребность сидеть на месте. Нечего и говорить, что я бы в Каменку с тобой вместе съездил с удовольствием. Но один, и на столь короткий срок! — как-то не хочется.

Впрочем, если ты собираешься и очень будешь меня уговаривать, я охотно поддамся. Билеты можно взять у Дервиза, неправда ли!

Полагаю, что завтра приедет Коля. Мне он очень нужен: вот по какому случаю. На днях Генке мне пишет письмо, прося, чтоб я дал ему взаймы 275 р[ублей] до марта. Эти деньги ему нужны, чтоб заплатить по какому-то векселю, который предъявлен ко взысканию. Я с трудом достал 100 р[ублей] и послал ему, обещавши попросить остальные у Коли. Как ты думаешь, Генке отдаст или нет? В крайнем случае я бы мог и помимо Коли достать остальные 175, но если б ты знал, до чего я запутан в долгах! Ежедневно я получаю в разных видах просьбы о деньгах и передаю направо и налево столько сумм, что мне, наконец, самого себя жалко. Признаюсь, что я бы с гораздо большей охотой дал бы тебе некоторую сумму для уплаты долгов. Я очень жалею и симпатизирую Лидии Петровне, но сам Генке никогда особенно сильной симпатии мне не вселял. Напиши мне, что ты об этом думаешь, и пожалуйста все это между нами, кроме, конечно, Модеста, которому скажи, что я буду ему писать на днях отдельно.

Напиши мне, Толичка, что ты поделываешь, что Гламша, кого ты обвинял, часто ли видишь нашу компанию, т. е. Аркадьевну, Фофку, Алинку, Карлушу, Иванишну и tutti quanti?

Про себя скажу, что я теперь совершенно здоров (тьфу, тьфу, тьфу), доволен и покоен. Пишу варьяций для Cello solo с оркестром. Целую тебя. Не забудь мой плед, подушку и рубашки.

Твой, П. Чайковский