Letter 1350

Date 22 November/4 December 1879
Addressed to Ilya Tchaikovsky
Where written Paris
Language Russian
Autograph Location Saint Petersburg (Russia): National Library of Russia (ф. 834, ед. хр. 33, л. 104, 119–120)
Publication П. И. Чайковский. Письма к родным (1940), p. 640
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VIII (1963), p. 432

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Brett Langston
Париж
22 ноября 1879

Бесценный, милый и дорогой мой Папа!

Полагаю, что из сообщений Толи Вы знаете, что я благополучно доехал до Парижа, где уже и нахожусь около 10-ти дней. Здесь мне хорошо. Я слушаю много хорошей музыки, много брожу по чудным улицам, понемножку занимаюсь и ежедневно вижусь с моим приятелем Кондратьевым, который живёт здесь и лечится. До сих пор ещё ничего не знаю о Модесте. Выехал ли он, куда собирался, где теперь — всё это мне совершенно неизвестно. Но как только он напишет мне, что приехал на место, я тотчас же поеду к нему. В Париже вот уже несколько дней стоят жестокие морозы, а сегодня такая метель, что на улицу носа нельзя показать. Давно уже у них не была таких ранних и сильных морозов. В комнатах без печей холод стоит невыразимый, — но я это очень люблю, и для моего здоровья холодные комнаты всегда очень благоприятны.

Вчера получилось известие о покушении на жизнь государя и произвело большую сенсацию. Все без исключения газеты выражают большое сочувствие к государю и омерзение к виновникам отвратительного преступления. Как грустно за Россию! Когда все это кончится.

Думаю, что пробуду здесь ещё недели 2. Милый мой, обнимаю Вас несчётное число раз и нежнейшим образом целую. Милую Лили тоже крепко прижимаю к сердцу. В конце зимы надеюсь лично обнять Вас обоих. Ваш сын,

П. Чайковский

Paris
22 November 1879

My precious, dear and sweet Papa!

I understand from Tolya that you know I arrived safely in Paris, where I've been for around 10 days now. I am feeling good here. I am listening to a lot of good music, doing a great deal of wandering around the delightful streets, doing a little work [1], and every day I see my friend Kondratyev, who resides here for medical treatment. I still don't know any more about Modest. I have absolutely no idea whether he's left, where he might be going, or where he is now. But as soon as he writes to me that he's arrived somewhere, I'll go to him right away. Here in Paris we've had harsh frosts for several days now, and today there was such a blizzard that one couldn't show one's nose on the streets. It's been a long time since they had such early and severe frosts. Rooms without heating cost nothing to speak of — but that suits me very well, as cold rooms have always been very beneficial for my health.

Yesterday came the news of the attempt on the life of the sovereign [2], which caused a great sensation. Without exception the newspapers expressed great sympathy for the sovereign, and disgust at the perpetrators' heinous crime. How awful for Russia! Where will it all end?

I think that I shall be here for another 2 weeks. My dear, I hug you countless times and give you affectionate kisses. Warm and tight hugs to Lili too. At the end of the winter I hope to hug both of you in person. Your son,

P. Tchaikovsky

Notes and References

  1. At this time Tchaikovsky was working on the finale of his Piano Concerto No. 2. See also Letter 1351 to Nadezhda von Meck, 22 November/4 December–23 November/5 December 1879.
  2. At the end of 1879 an attempt had been made on the life of Tsar Alexander III, when an explosion narrowly missed the emperor's train on the railway from Livadiya to Moscow.