Letter 4426

Date 26 June/8 July 1891
Addressed to Nikolay Konradi
Where written Maydanovo
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 490–491 (abridged)
П. И. Чайковский. С. И. Танеев. Письма (1951), p. 282
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XVI-А (1976), p. 162–163
Notes Partial manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy by Modest Tchaikovsky in the Klin House-Museum Archive, omitting most of the opening paragraph, and which may contain other differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter

Russian text
(original)
26 июня 1891 г[ода]
с[ело] Майданово

Милый друг Количка!

Насчёт Моди [...]

Каково я расписался! Хочу сегодня немножко полениться и нахожу удовольствие и отдохновение в беседе с тобой. Ты приглашаешь 'меня в сентябре погостить у тебя. Перспектива пожить в тихом, отдалённом от всякой суеты Гранкине очень улыбается мне, — но отвечать положительно мне в настоящее время трудно. Все зависит от того, как пойдёт моя работа, а также от постановки «Пиковой дамы» в Гамбурге. Было предположение поставить её там, в конце сентября я навострю свои лыжи по направлению к Западу. В Каменку, тоже не знаю, попаду ли. Теперь, съездивши в Питер, чтобы освежиться (я стал теперь от работы очень утомляться), я примусь за сочинение оперы «Дочь короля Рене». Так как этот сюжет страшно пленяет меня, то я чувствую, что, если моя изоб-ретательная музыкальная способность не начинает ещё угасать, — могу написать нечто очень изрядное, лучшее из всего, что когда-либо написал. Теперь решительно не могу предсказать, сколько времени у меня уйдёт на сочинение черновых эскизов. Пока они не будут совсем кончены, я не способен к общению с людьми и должен сидеть дома, и непременно один. Итак, дальнейшие мои планы на лето и осень в зависимости от двух моих опер: одной готовой, другой—имеющей народиться на свет.

Ты счастливее меня. Горделивый каменский философ удостоил тебя писульки, а меня нет: слишком много чести. Когда увидишь его, скажи ему, что я презираю эту несносную, подымающую свой нос превыше всякой меры тварь.

Обнимаю тебя, милый мой Николаша.

Твой П. Чайковский

Наре передай мой барский поклон. Модю целую, Кате тоже кланяюсь Шоффам и особенно Вите очень кланяюсь.