Letter 4968

Date 6/18 July 1893
Addressed to Anatoly Tchaikovsky
Where written Ukolovo
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 3242)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 3 (1902), p. 627 (abridged)
П. И. Чайковский. Письма к близким. Избранное (1955), p. 544–545 (abridged)
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том XVII (1981), p. 127–128
Piotr Ilyich Tchaikovsky. Letters to his family. An autobiography (1981), p. 547 (English translation; abridged)

Text and Translation

Russian text
(original)
English translation
By Yuliya White
Уколово
6-го июля [18]93 г[ода]

Милый друг Анатоша!

Вчера я приехал в Уколово после довольно утомительного путешествия, ибо пришлось 80 вёрст ехать на лошадях по жаре, да из Курска ввиду необходимости долго ждать поезда, останавливающегося в Коренной пустыни, — я предпочёл нанять коляску. Но этот переезд был очень приятен, ибо местность очаровательна. Здесь я застал Модеста одного с Жоржем и Мартой, Коля и Оля были по делу в Курске. Она вернулась вчера, а Колю ожидают сегодня. Модест немного похудел от своего поста в Оптиной пустыни; впрочем, очень доволен своим пребыванием среди монахов. И в самом деле все, что он рассказывает об Оптиной пустыни, рисует её в самых поэтических красках. Уколово, как и весь юг России, в это лето очаровательно. Благодаря обильным дождям растительность поразительно роскошна. Я останусь здесь ещё дней 5, до Олиных именин, и затем еду в Клин. Признаться сказать, мне невыразимо хочется поскорее быть у себя, хоть немножко пожить дома. К тому же мне надо поскорее приняться за инструментовку двух новых больших произведений, т. е. симфонии (которою я очень доволен) и фортепианного концерта. То и другое урывками я писал нынешней зимой и весной. В Гранкино эскизы свои я докончил и теперь нужно поторопиться, чтобы все это было готово к 1 сентября.

Я непременно хочу вас навестить, но не иначе, как в конце лета, когда добрая половина инструментовки будет готова. От Эммы получил подробное описание жизни в Михайловском.

Все было бы здесь хорошо, если бы не мухи!!! Такого множества их я нигде, никогда не видел. Купанье великолепное Жорж очень вырос, шаловлив и суетлив больше, чем когда-либо, — но очень мил.

Крепко обнимаю.

Твой, П. Чайковский

Ukolovo
6th July 1893

Dear friend Anatosha!

Yesterday I arrived at Ukolovo after quite a tiring journey, as I had to cover 80 versts by horse in the heat, starting from Kursk, due to the need to wait for ages for a train that stops in the Korennaya desert — so I preferred to hire a carriage. But that journey was very pleasant as the landscape is charming. Here I found Modest (on his own), along with Georges and Martha; Kolya and Olya were away on business in Kursk. She returned yesterday and Kolya is expected back today. Modest has lost a little weight from his Lenten fast at the Optina Pustyn monastery; however, he was very happy from his stay amidst the monks. And indeed, everything he says about the Optina monastery paints it in very poetic colours. Like all southern Russia, Ukolovo is very charming this summer. Thanks to plentiful rain, the vegetation is remarkably lush. I'll stay here for another 5 days or so, until Olya's name-day, and then I'll go to Klin. I must admit that I have an overwhelming urge to be by myself, and to live at home for at least a little while. Besides, I need to start orchestrating two large new works as soon as possible, i.e. the symphony (with which I'm very pleased) and a piano concerto. I've been working on both of them, on and off, throughout the winter and spring. I finished off the sketches in Grankino and now I must hurry up so that all of this is ready by 1 September.

I definitely want to visit you, but only at the end of summer when a good half of the orchestration will be ready. I received a detailed description of life at Mikhailovskoye from Emma.

Everything would be good here, were it not for the flies!!! I've never seen them in such quantities anywhere before. The swimming is magnificent, Georges has grown up a lot, mischievous and more fidgety than ever – but very cute.

I hug you tightly.

Yours, P. Tchaikovsky