Letter 213

Date 26 October/7 November 1870
Addressed to Ivan Klimenko
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location unknown
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 1 (1900), p. 363 (abridged)
Мои воспоминания о Петре Ильиче Чайковском (1908), p. 58–60
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 237–238
П. И. Чайковский. Забытое и новое (1995), p. 84
Notes Manuscript copy in Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve

Text

Based on a handwritten copy in the Klin House-Museum Archive, which may contain differences in formatting and content from Tchaikovsky's original letter.

Russian text
(original)
Москва
26 октября 1870 г[ода]

Прости, душа, что долго не отвечал, но лучше поздно, чем никогда, моя милая Клименочка! За твоё письмо очень и очень тебе благодарен. Нечего и говорить, насколько я сочувствую твоей скорбя о потере столь милых существ, какими были Гоша и Семён. Но именно потому, что ты в горе, я и хочу тебя выругать. Скажи пожалуйста, не глупо ли хоронить в проклятом городишке лучшие годы жизни? и какая тебе необходимость торчать в Царицыне? Я здесь слышу странные вещи; ходят слухи, что Ваши дела плохи. Разумеется, это досадно, — но уж если ты столько времени употребил на то, чтоб без всякой пользы жить на последних пределах, так сказать, цивилизованного мира, то зачем же ещё там оставаться? Будь уверен, что ты материальные невзгоды и горе перенесёшь легче среди нас, чем в Царицыне. Или ты, неблагодарный, предпочитаешь своих новых друзей нам? Но знай, что стоит двум из нас сойтись — ту еси и ты посреди нас! Сердце моё сжимается при мысли, что весь этот год пройдёт без тебя. В твоём письме ты поручаешь Юргенсону возобновить билет в Кружок; я готов в этом видеть сладкое предзнаменование твоего пришествия, — но отчего ж не пишешь при этом, будешь или нет? Хоть на месяц, что ля, приезжай непременно.

Теперь следуют краткие сообщения о том, что для тебя может быть интересно. Здесь гостит Антон Рубинштейн. Он открыл сезон; играл у нас в 1-м собрании концерт Шумана (неудачно), варьяций Мендельсона и этюды Шумана (превосходно!). В квартете играл не понравившееся мне новое своё трио. Была устроена для него оркестровая репетиция, на которой пробовал свою новую оркестровую фантазию «Дон-Кихот». Очень интересно и местами превосходно. Кроме того, он сочинил скрипичный концерт и множество мелких вещей. Поразительная деятельность. Николай проигрался летом в пух и прах в рулетку; теперь так же возится и утомляет себя, как всегда. Кашкин неизменно мил; давал два вечера со стуколкой. Юргенсон живёт на новой квартире с Волковым. Вчера все четверо (Кашк[ин], Юрг[енсон], Волк[ов] и я) обедали после квартета в Эрмитаже, и было много о тебе вспоминаемо. Я написал три новых пиэсы, романс, кое-что из оперы и совершенно переделал увертюру к «Ромео». Она будет у нас исполнена в новом виде, а также и одобренный тобою хорик мошек и козявок.

Кончаю письмо мольбой: приезжай, приезжай! Приезжай, милый.

П. Ч.

О своей поездке за границу скажу, что Швейцария стоит того, чтобы мы вместе туда поехали.