Letter 352

Date 18/30 May 1874
Addressed to Vasily Bessel
Where written Moscow
Language Russian
Autograph Location Moscow (Russia): Russian National Museum of Music (ф. 42, No. 247)
Publication Ежегодник Императорских театорв, сезон 1896–1897 (1898), No. 1, p. 37–38 (abridged)
Советская музыка (1938), No. 6, p. 39–40
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том V (1959), p. 355–356

Text

Russian text
(original)
18 мая 1874

Любезнейший друг Вас[илий] Васильевич!

После хотя кратковременного, но (по причине дурной погоды) весьма неудачного путешествия возвратился в Москву. В Милане не был вовсе, и очень жалею, что раньше тебя не предупредил а том, что не напишу ничего о «Жизни за Царя». Я раздумал быть в Милане вследствие полученного мною от Щyровского в Неаполе письма, в котором он разъяснил мне подробности в постановке оперы. Оказывается, что «Ж[изнь] за Ц[аря]» подверглась такому исключению, что русскому музыканту неприлично было бы присутствовать при операциях, которые эта опера выдерживала со стороны капельмейстера Фаччио. Нужно было бы вмешиваться, — а об этом никто меня не просил.

Сетов, действительно, предупредил тебя, и я никоим образом не могу освободить тебя от обещания ради меня согласиться на его условия. Мне кажется, что Вы оба, как дети, не хотите из упрямства уступить друг другу; не может быть, чтобы в этом споре ты гнался за лишнею сотнею рублей. Между тем по принципу ты неправ. Во-1 ), я, ещё да уступки тебе прав полной собственности, обещал отдать оперу даром, и если забыл включить эту оговорку в наше условие, то сделал эта па забывчивости; но по дружбе ты бы мог выручить меня из неловкого положения человека, дающего под честным словом обещание на ветер. Во-2), мне кажется, что с предприимчивого дебютанта на поприще импрессарио не только не следует брать денег, но нужно ещё ему платить за то, что ан содействует к распространению знакомства публики с оперой. Теперь, когда опера сделала пять полных сборов в 2 недели, я могу тебе сказать откровенно, что я глубоко убеждён в непрочности существования «Опричника» на постоянном репертуаре. Я уверен, что его дадут ещё столь ка раз, сколько нужна будет, чтобы покрыть твои издержки, — но опера эта не имеет будущности. Как ни злостна рецензия Кюи, как ни чудовищно пристрастен его отзыв, — но в сущности он довольно верно оценил её достоинства, как музыкально-драматического произведения. В ней нет стиля и нет движения, два условия неизбежного охлаждения публики к опере. Вот поэтому-то не следует прижимать тех, кто хочет рискнуть поставить её. Во всяком случае, я очень рад, что «Опричник» был дан. Я не потерпел фиаско и получил, вместе с тем, отличный урок оперного композиторства, ибо с самой 1-ой репетиции увидел свои грубые промахи и уж, конечно, не впаду в подобные же при сочинении следующей оперы.

Теперь две просьбы: 1) закажи у Лоренца двенадцать больших и двенадцать малых карточек и пришли мне их до 1-го, июня; заплати за них и вычти из долга эту сумму. 2) Достань мне, ради Бога, печатные условия конкурса на «Кузнеца Вакулу», — это мне необходимо, и как можно скорей.

А главное, смягчи свой гнев на Сетова и согласись отдать оперу за 10 р[ублей] сер[ебром], ибо я дал уже в 3-й раз ему честное слово устроить это дело таким образом. Ты перед отъездом дал мне слово ради дружбы ко мне уступить, и я не могу освободить тебя от этого. Жду от тебя ответа.

П. Чайковский