Letter 800

Tchaikovsky Research
Jump to: navigation, search
Date 27 March/8 April 1878
Addressed to Pyotr Jurgenson
Where written Clarens
Language Russian
Autograph Location Klin (Russia): Tchaikovsky State Memorial Musical Museum-Reserve (a3, No. 2193)
Publication Жизнь Петра Ильича Чайковского, том 2 (1901), p. 149–151 (abridged)
П. И. Чайковский. Переписка с П. И. Юргенсоном, том 1 (1938), p. 37–38
П. И. Чайковский. Полное собрание сочинений, том VII (1962), p. 202–204

Text

Russian text
(original)
Clarens. 27 марта
8 [апреля]
Милый Петр Иванович!

Получил сегодня твое письмо. Merci, душа моя, за твои хорошие, дружеские, милые письма. Я их тем более ценю, что ты единственный из моих друзей, ведущий со мной настоящую переписку. Только из твоих писем я узнаю, что делается в Москве, с которой меня соединяет неразрывная связь и к которой, как магнит к северу*, я постоянно обращаюсь мыслями. Люблю я эту грязную старуху, ужасно люблю и вне ее не могу жить.

Поговорю с тобой о разных делах.

1) Концерт скрипичный я кончил. Осталось только поработать дней пять над инструментовкой. Так как клавираусцуг написан очень грязно и так как в партитуру я не успею вписать скрипичного голоса, то Котек, который находится здесь, отвезет все это в Берлин и отдаст для переписки копиисту. Ты, следовательно, получишь проверенную и чисто написанную копию клавираусцуг а и рукопись партитуры. Я желал бы, конечно, чтоб концерт был напечатан как можно скорее в виде. клавираусцуга и оркестровых голосов. Но, разумеется, нельзя против рожна прати. Имеешь ли ты возможность напечатать его к осени, а это было бы хорошо, ибо если он поспеет к зим-нему сезону, то скорее распространится, если только суждено ему распространяться. Не можешь ли ты написать Боку, чтоб он принял на себя отсылку к тебе клавираусцуга и партитуры. В таком случае Котек, которому поручено все это устроить, отнес бы их к нему. Не найдешь ли ты возможным для скорости поручить Боку переписку концерта на голоса в Берлине. Впрочем, распоряжайся как хочешь. Знай только, что концерт в Берлине у Котека, адрес которого будет известен Боку.

Концерт я здесь много раз играл, и он производил каждый раз единодушный или, лучше сказать, двоедушный фурор, ибо публика, состоящая из Модеста и Котека, в унисон поет мне за концерт хвалебные гимны. По уверению Котека, он не труден нимало.

2) Получил ли ты скрипичную и виолончельную пиэсы? Написал ли ты Leückardt'у? Не находишь ли ты нужным, чтобы Котек сходил. Ты можешь вообще в случае нужды написать Котеку, адресовав письмо к Боку.

3) Я позволю себе заявить, что я не желал бы, чтобы какое бы то ни было мое сочинение печаталось без моей окончательной корректуры. Поэтому ни оперу, ни симфонию, ни концерт, ни другие пиэсы 4 прошу тебя не выпускать в свет, преждечем они не побывают у меня. Полагаю, впрочем, что ни одно из них не будет готово ранее сентября, и поэтому я, уже приехавши в Москву, займусь их корректурой. Кстати о корректурах. Я попрекнул тебя в прошлом письме за ошибки, но я не имел в виду обвинять тебя в них. Ты в этом всего менее виноват. Виновата судьба, не посылающая тебе хороших корректоров. Впрочем, Кашкин хорошо корректировал партитуру «Франчески». При беглом обзоре я не нашел ни одной ошибки. Об клавираусцугах «Франчески» и говорить нечего. Они безупречны, как голубица. Это первое мое сочинение, напечатанное так, что я был вполне удовлетворен. Пожалуйста, при случае передай от меня Клиндворту мою благодарность самую искреннюю. Я был в таком восторге, что, хотел ему писать, но по-немецки не умею, а по-французски ему было бы скучно. Милого Кашкина тоже благодарю.

В случае, если бы одно из вышепоименованных творений было прокорректировано ранее сентября, то я попрошу тебя для моей окончательной корректуры прислать его ко мне в Каменку. (Фастовская железная дорога, ст[ация] Каменка, в Киевской губернии). Что касается первых двух корректур, то оперу я бы на твоем месте отдал Кашкину, а симфонию Танееву. Концерт же непременно должен быть корректирован Котеком и никем иным, ибо, будучи хорошим музыкантом, он в то же время и хороший скрипач.

4) На заглавном листе симфонии должно стоять: Посвящается моему лучшему другу.

Так как через неделю я еду в Россию, то отныне прошу тебя писать мне письма в Каменку.

Засим мне остается заключить тебя письменно в свои объятия и, попросив тебя передать мой нежный поклон Софье Ивановне и не менее нежные поцелуи детям, сказать, что я есмь твой друг.

П. Чайковский

Merci за 100 р[ублей], посланные А[нтонине] И[вановне]. Более я тебя, вероятно, не буду беспокоить, а впрочем, не знаю.


* Из чего, однако, не следует заключать, что у магнита есть мысли.